Войти с помощью

Архив
6 июня 2009

Тарас Черновил о себе, о Ющенко и о Партии Регионов.

Тарас Черновол - один из самых интересных персонажей в Партии Регионов, который играл роль спикера, до того момента пока ему не надоело получать втыки за самстоятельные комментарии. Ниже немного старое интервью с ним, но которое прекрасно показывает в чем именно была проблема, когда он ушел от Ющенко, и когда он ушел с Партии Регионов. 

Чорновил: В Партии Регионов была жесткая дисциплина. За какой-то неточный комментарий могли устроить такой разбор полетов…

Мы встретились с народным депутатом в его кабинете Комитета Верховной Рады по иностранным делам, где Тарас Вячеславович до сих пор трудится первым заместителем Главы Комитета.

Сегодня мы зашли в тупик

- Уходя из Партии Регионов, вы сказали, что не сдаете депутатский мандат только потому, что нынешнему парламенту и так осталось существовать недолго. Однако время идет, а Верховная Рада все еще не развалилась окончательно

- Я до сих пор считаю, что долго действующая Верховная Рада не просуществует. Особенно, после отставки Яценюка. Мы можем заседать, принимать законы, только без главы парламент ни один документ не сможет пойти «на выход». Вот такая глупая формальность у нас в Конституции. Это тупиковая ситуация, выход из которой так и не найдут, максимум – дотянут до весны. Что касается меня: если бы я хотел показывать красивые жесты, привлекать к себе внимание, я бы демонстративно выбросил депутатский мандат, и куда-нибудь «вскочил». Но зачем мне это нужно? В ближайшем будущем я не собираюсь продолжать активную политическую карьеру. Я пришел в Верховную Раду не для того, чтобы в игры играть. Все же – третий номер в партийном списке. Некоторые говорили даже, что меня хотят переместить на вторую позицию (улыбается). Значит, не только Янукович тянул на себе этот «паровоз», мой вклад в Партию Регионов тоже имеется. Свою работу я делаю.

- Больше, как мы понимаем, желания что-то делать для Партии Регионов, у вас нет?

- После тех трансформаций, которые в ней произошли – нет.

- Вы принимаете участие в парламентских голосованиях?

- Принимаю, конечно… До последнего времени я участвовал даже в тех голосованиях, которые мне откровенно не нравились. Например, по Яценюку. Однако у меня были определенные политические обязательства перед фракцией, о которых мне непрозрачно намекали. Думаю, я их выполнил. По тому же Яценюку мне голосовать категорически не хотелось. Остальные голосования – это моя позиция. Я все еще вхожу во фракцию Партии Регионов, но в дальнейшем буду учитывать, в первую очередь, свои взгляды. Конечно, голосовать «на зло» я не буду, но… Впрочем, я позволял себе это и раньше. Например, по вопросам Голодомора. Знаете, только сейчас я понимаю, что был самым свободным членом Партии Регионов (улыбается). У всех – дисциплина, а я – делаю, что хочу.

- А дисциплина была жесткая?

- Когда я ушел, в Партии Регионов улыбались, и думали, что я просто погорячился, пройдет месяц, и я вернусь. Но я счастлив, что сделал этот шаг. А дисциплина была, за какой-то неточный комментарий устраивали такие разборы полетов…

Из Мартынюка получился бы хороший спикер, а Литвин – это уже классика

- Будете ли вы участвовать в избрании нового спикера Верховной Рады? И какие у вас прогнозы на сей счет?

- Конечно, буду. Более того, я был одним из немногих, кто, перед тем как парламент разбежался на полторы недели, за то, чтобы продолжать работать, а не тянуть паузу, что в условиях экономического кризиса – недопустимо для страны. Нужно голосовать по всем кандидатам в спикеры, даже самым странным (улыбается). Сейчас нужно забыть об играх в договоренности на верхушке политического Олимпа.

К сожалению, сегодня Верховная Рада превратилась в закрытое акционерное общество, где все решают пять политических лидеров: они пьют чай, о чем-то так говорят, а остальные народные депутаты являются заложниками их воли. Парламент должен представлять собой законодательное собрание всех избранников, а не отдельных людей. Только я боюсь, что избрание спикера может быть результатом каких-то очень неестественных договоренностей, целью которых будет, например, развал Верховной Рады.

- Если вам скажут голосовать за Лавриновича, вы проголосуете?

- Меня уже мало интересует, что говорит Партия Регионов. Лавринович – послушный кандидат, и это меня настораживает. Литвин же может сплотить Верховную Раду. Знаете, он такой себе лидер классического парламентаризма. Уверен, что Литвин согласится стать спикером только в том случае, если ему дадут гарантию, что Верховную Раду не будут разгонять. Лавринович же сегодня – наиболее слабая фигура из всех, потому что он очень зависит от Партии Регионов.

- Каким должен быть спикер Верховной Рады?

- Дело не в нем, а в системе, о которой я уже говорил, когда «акциями» парламента владеют не народные депутаты, а партийные лидеры. Реальных же кандидатур в кресло спикера сегодня четверо: Лавринович, Литвин, Плющ и Мартынюк. Последний, несмотря на наши идеологические расхождения, мог бы быть неплохим спикером. 

Чорновил: Помню, как отец сказал про Ющенко – ни рыба, ни мясо

Сын великого украинского диссидента Вячеслава Чорновила никогда не скрывал своей нелюбви к нынешнему Президенту страны, активно критикуя Виктора Ющенко, что кажется многим странным даже сейчас, когда наш собеседник, похоже, серьезно решил покинуть большую политику.

Бакай, Пинзенык и я должны были участвовать в создании мегафракции под будущего Президента

- Однажды вы сказали, что, перед тем, как стать доверенным лицом кандидата в Президенты Януковича, вы сильно разочаровались в Ющенко. Почему?

- Он меня никогда и не очаровывал (смеется). Еще до знакомства с ним, я, как и многие, думал, что Ющенко – это что-то неимоверное, значительное, все говорили, что он – очень интересный человек. Первое же, хоть и заочное, впечатление о нем у меня сложилось со слов отца. Было начало 99-го года. Его Рух тогда уже «валили». Тогда он пришел к Ющенко, упрашивать того пойти на президентские выборы. Отец хотел противостоять той системе, которую создал Кучма. Ющенко «крутил», как только мог, после чего отец вышел от него, и сказал эту фразу: «ни рыба, ни мясо». Это плотно засело у меня в голове.

- Как вы познакомились лично?

- Первая встреча состоялась в 2000-м году, когда я принял присягу, как народный депутат Верховной Рады. Пинзенык, у меня, к слову, остались с ним и его коллегами неплохие отношения (отметим, что ПРП Пинзеныка входит в состав БЮТ, - редакция) тогда затащил меня к Ющенко. У них возникла идея создания какой-то грандиозной фракции под Ющенко. В ту группу входил и Бакай, которого тогда одновременно со мной избрали в Житомире (улыбается). Вот такие интересные вещи: кто сегодня враги, а вчера – лучшие друзья… Мы просидели почти три часа. Потом, вечером, на даче еще у одного известного «деятеля» снова собирались – обсуждали все это. Впрочем, разговоры эти так и остались разговорами. Ничего не получилось. Кучма просто не дал Ющенко добро на развитие этого проекта. У меня же осталось впечатление о Ющенко, как о человеке инфантильном, ленивом и безвольном.

Разве не Ющенко называл нас фашистами?

- Но, при этом, вы были во фракции «Наша Украина»…

- Да, я был там, как говорится, по определению. До этого я был в Народном Рухе и ПРП. Когда состоялись выборы 2002-го года, я хотел идти в Верховную Раду по своему мажоритарному округу самовыдвиженцем. Даже понес документы. Параллельно, на съезде, несмотря на протесты отдельных руховцев, меня выдвинули от «Нашей Украины». Меня долго и нудно переубеждали все, кто только мог. Говорили: «Тарас, это же Львовщина, надо противостоять Кучме!» На что я им отвечал: «Подождите, а разве не Ющенко в «письме трех» называл нас национал-социалистами и фашистами?» Но мне уговорили. Так что попал я в «Нашу Украину» без каких-то романтических настроений. Я и так проходил в Верховную Раду, набрав более восьмидесяти процентов, а мой ближайший конкурент – только семь. Он был коммунист. Коммунист во Львове (смеется).

- В стенах парламента вы часто пересекались с Ющенко?

- Отношения у нас не складывались, да и он избегал прямых разговоров. Все мои попытки достичь с ним взаимопонимания заканчивались ничем, он просто уходил и все. Уже в 2003-м году я написал статью, которая пошла под заголовком (его придумал не я, а уже на месте взяли из текста) «Это будет страшное президентство». Статья была о будущем Президенте Украины Ющенко. Во всяком случае, во Львове никто не сомневался в том, что его выберут.

- Что стало для вас «последней каплей»?

- Это была знаменитая история с забастовкой учителей. Законодательство предусматривало для них серьезные льготы, но никто их не платил. Образовались огромные, по тем временам, долги – 4 миллиарда гривен. Ющенко и члены «Нашей Украины» клялись, что будут помогать. Я расценил это, как сигнал к действию, и написал серьезный законопроект, в котором задолженность перед учителями признавалась государственным долгом. Потом я понял, что в действительности «Нашей Украине» ничего не нужно. Один из членов партии и вовсе сказал мне: «Тарас, чего ты мечешься с этим долгом? Ющенко все равно будет Президентом, учителя проголосуют за него, так зачем же ты вешаешь нам на шею эти деньги?» После этого я ушел.

Отравление Ющенко – грязная провокация

- Как началось ваше сотрудничество с Януковичем?

- Я ведь к нему сразу не пошел. Мы с коллегами пытались создать группу «Центр». У нас была мечта: рождение мощной центристской силы. Однако в 2004-м году все рухнуло, а группа – рассыпалась… Сначала я не планировал поддерживать Януковича. Логичнее было бы осудить и его, и Ющенко. Но тогда, в августе, я познакомился с ним лично. Янукович позвонил мне и сделал предложение сотрудничать. Я увидел в нем резерв для прогресса. У Ющенко же был откровенный регресс. Решился я на сотрудничество лишь после того, как пошли эти грязные провокации, например – отравление Ющенко.

- Вы считаете, что отравление все же было?

- Думаю, изначально это была инсценизация, однако – перестарались. Или же – специальная провокация из своего же лагеря. Возможно и что-то совсем далекое от политики, например – омоложение стволовыми клетками. Знаю точно: с этой стороны подобные вещи не делались. Потом – провокация в Ивано-Франковске. Как говорили – это уже шло из лагеря Януковича, хотя люди, причастные к произошедшему, были не из его окружения. Меня позвали поучаствовать в организации третьего тура президентских выборов. Первым делом я отказался от московских политтехнологов, мы сделали все чисто: милиция что-то искала, СБУ, но так ничего и не нашли. При этом нам удалось практически повторить результат второго тура. Мы сделали хорошую работу.

- Как вы оцениваете свой приход в Партию Регионов?

- Это было моей ошибкой. Неправильно приходить в партию, когда из нее все бегут, словно мыши с тонущего корабля. У нас были разные идеологии. Отношения во фракции были неплохими, а вот в партии… Не стоило туда лезть.

- Сейчас вас сватают в различные политические проекты…

- Уверяю вас, я не собираюсь идти ни в один из этих проектов. Все они делаются под кого-то, и эти конструкции не имеют ничего общего с партиями, построенными на идеологических платформах. Я просто не вижу, куда мне идти, поэтому и не буду участвовать во всем этом.

- Что планирует делать?

- Немного занимаюсь политологией, планирую больше посвящать себя международно-правовым отношениям. Думаю, я неплохой специалист. Хочется создать свой аналитический центр, и плодотворно работать.

blog comments powered by Disqus
baner 1
при использовании материалов ссылка на Выборы.org обязательна.

© 2002—2022 «Выборы.ORG»