Войти с помощью

Архив
18 декабря 2002

Конфликт Приднестровье – Молдавия: невозможно продолжать невозможно и изжить

Приднестровская Молдавская Республика (Приднестровье, ПМР) занимает 3567 кв. км. между Республикой Молдова и Украиной на левобережье Днестра. Население 665, 8 тыс. чел. (1999 г). Столицей ПМР является город Тирасполь.    ПМР была провозглашена в 1990 году на референдуме, вызванном националистической, прорумынской политикой присоединения к Румынии тогдашнего правительства Молдавии.    После провозглашения независимости последовали военные действия между войсками Молдовы и ПМР, результатом которых стало фактическое отсоединение Приднестровья.    ПМР расположена на территории бывшей (до присоединения Молдавии и Буковины) Молдавской АССР, входившей в состав Украинской ССР.        Последние социальные анализы показывают, что усталость от противостояния, длящегося десятилетие, уже чувствуется обеими сторонами. И Приднестровье, и Молдавия заинтересованы в том, чтобы каким-то образом его прекратить. Накал страстей уже более менее прошел в каждой из сторон, но взаимное нежелание идти на уступки похоже устраняет любую возможность дальнейшего совместного существования в одном государственном образовании. И если Молдавия отстаивает свой идеал восстановления общегосударственного суверенитета, то Приднестровье в полном понимании этого слова борется за в том или ином виде свое собственное существование. Уникальность такого образования как Приднестровье в том, что это успешно осуществленный проект самозащиты советского (то есть не российского, а русскоязычного, общесоветского по культуре) населения от национально-патриотического ренессанса. Рассматривая общность тенденций развития, то наиболее близким ПМР в этом отношении является Беларусь. Обе страны ориентированы на развитие в направлении некоего идеала социально справедливого общества прошлого. Отличие Приднестровья лишь в отсутствии резко политической риторики власти.    Дальнейшее протекание истории Приднестровья зависит от того, каким образом будут решены ее конфликтные отношения с Молдавией.    В таком разрешении заинтересованы обе стороны. Без урегулирования этой проблемы остается проблематичным институциональное интегрирование обеих стран в мировую экономику и политику.    Для Приднестровья необходимо отстоять свою культурную самобытность и экономические интересы. Молдавия рассматривает этот конфликт, как только свой внутри государственный. Поэтому и решение этой проблемы ею рассматривается, как необходимость восстановить свою территориальную целостность и суверенитет. Для Приднестровья первоочередной задачей является приобретение некоего государствоподобного легитимного статуса в глазах политического сообщества, стать субъектом политики. Поэтому в какой то мере их взаимное перетягивание каната скорее относится к смысловой борьбе кто переубедит мировую общественность в большей легитимности своих прав. В этой борьбе больше проигрывает Приднестровье, так как оно изначально находилось в менее выгодной позиции. Но оно отстояло свои права в вооруженном конфликте. Этот факт устраняет возможность обращения Молдавии к приему «устрашения оружием» и вынуждает обе стороны вести долгую позиционную борьбу.    В конфликте Приднестровье победило, несмотря на то, что оно в десять раз меньше Молдавии, потому что нашлось больше людей готовых защищать его с оружием в руках. Произошла стихийная мобилизация населения — язык, опасность попасть в другую неизвестную и непонятную языковую и культурную среду оказались тем фактором, который консолидировал его и объединил с усилиями приднестровской номенклатуры. Социальной стихии была необходима организация, руководящие структуры, приднестровской номенклатуре был необходим социальный ресурс. Потребности обеих были удовлетворены.    Высокая стоимость и недешевизна ведения войны — фактор, который в большинстве локальных конфликтов ограничивает сопротивление более слабого. Приднестровье не имело с этим проблем, так как на его территории оставались громадные склады советской армии с вооружением на случай войны (в Молдавии было намного меньше), тут же находились оборонные предприятия (например, минометный завод). Также несомненно, что возможность разведения сторон с линии огня и невозможность предоставления Румынией неофициальной помощи Молдавии обеспечила находящаяся здесь 14-ая российская армия.    Главным вопросом сегодняшних отношений между сторонами является возможность решить проблему через переговорный процесс.    Особая проблематика подобных гражданских конфликтов в том, что корень их возникновения в многоуровневом столкновении интересов разноплановых субъектов. В таких случаях вряд ли возможно решить проблему аналитически-рациональным переговорным процессом. Перечень возможных решений никогда не будет удовлетворять участвующие стороны в такой степени, чтобы они свои потери трактовали как взаимные уступки. Проблема его разрешения состоит в том, что он имеет слишком много измерений для простого решения.    Как правило, ведение гражданских войн свидетельствует о невозможности по причине запутанности решения гражданских проблем обычным путем и готовность обеих сторон идти до конца. И Приднестровье и Молдавия продемонстрировали такую готовность. Проблемность вопроса на данный момент, как показывает проведенный анализ, состоит в невозможности привести стороны к некоему общему результату, как через переговорный процесс, так и силовым путем — и тот и другой путь показали свою несостоятельность на практике. Сейчас уже ясна невозможность выхода из ситуации подобными путями. Для решения такой патовой ситуации необходимо привлечение дополнительных сторон.    Описание конфликта.    Конфликт описывается через следующие измерения:    культурно-национальный — начало 90-х ознаменовалось подъемом национально-патриотического движения во всех регионах советского союза. Молдавское большинство, в руках радикальных представителей которого оказалась власть в этот период, в еще единой Молдавии провозгласили целью своей политической деятельности присоединение к Румынии. Это оказалось неприемлемо для населения Приднестровья, которое по своему национальному и профессиональному составу сильно, если не сказать радикально отличалось ото всей Молдавии. Соотношение молдаван, украинцев и россиян здесь было примерно одинаково, соответственно большинство никак не ориентировалось на идеал построения национального государства. Здесь было более урбанизированное и образованное население — кроме национальных противоречий добавлялись и культурные. К этому добавилась лингвистическая проблема — принятый в качестве государственного молдавский с латинским алфавитом не оставлял возможности для приднестровской элиты (которая происходила как правило с высокообразованных слоев украинских или русских крупных городов) и населения ПМР (количество молдаван здесь никогда не превышало 40%, в отличие от наименьших 65% по Молдавии) к вхождению в коммуникативное поле молдавского общества.    экономический — Приднестровье наиболее экономически развитый регион Молдавии. Здесь находится существенная часть всей промышленности бывшей Молдавской ССР. Большинство этих предприятий были общесоюзного подчинения, таким образом производственный комплекс Приднестровья был замкнут на более широкие отношения чем удовлетворение местных республиканских потребностей и не входил в производственную цепочку Молдавии.    межэлитный — управленческая среда Приднестровья никаким образом не отождествляла себя с республиканской, а ориентировалась на поддержку Москвы. В условиях, когда в общесоюзном масштабе начался распад централизированной властной вертикали и директорат республик начал брать власть «кто сколько сможет» элита Приднестровья начала тоже бороться за свою автономность. Острота конфликта между «демократами»-патриотами и прагматичным директоратом и партаппаратом была характерна для всех регионов, но именно здесь она разрешилась в наиболее чистом виде.    Жесткая позиция Приднестровья также во многом обуславливается позицией ее бессменного руководителя — Игоря Смирнова.    приватизация — наиболее острый аспект сегодняшнего противостояния между руководствами двух республик состоит в борьбе за собственность на прибыльные предприятия Приднестровья. Несмотря на общерегиональный кризис руководство республики сумело поддержать на плаву крупные предприятия ПМР — Рыбинский комбинат (на 30% находящийся в собственности российской компании ИТЕРА) и другие. Эти предприятия, в большинстве оставаясь в госсобственности, ведут эффективную внешнеэкономическую деятельность, их продукция сертифицирована по международным стандартам. Оценивая экономическую ситуацию Приднестровья в общем, следует сказать что она стабильна и развивается в общерегиональных тенденциях.    Частные и государственные секторы дополняют друг друга. Государство сохранило контроль над большинством предприятий, модернизирует их. Текстильный концерн "Тиратекс" и металлургический комбинат в Рыбнице экспортируют в Западную Европу и США большую часть продукции. Некоторые производства, вроде выпуска диэлектрических деталей для ракет, здесь вообще уникальны, и аналогичные предприятия за рубежом можно пересчитать по пальцам.    В сельском хозяйстве на равных развиваются государственные, кооперативные и фермерские хозяйства. Несмотря на ограниченную площадь сельхозугодий и отказ от продажи земли, республика обеспечивает себя продуктами питания на 80%.    Среди частных бизнесов выделяется концерн «Шериф» (он предоставляет 20% налоговых поступлений в бюджет ПМР).    4,1% роста валового продукта Молдавии статистика считает с Приднестровским. Это позволяет руководству Приднестровья, несмотря на то, что республика долгое время субсидировалась энергоносителями со стороны России сейчас говорить о своей внутренней экономической самостоятельности.    Руководство Молдавии справедливо считает, что в случае окончательного вхождения ПМР в ее состав право на первоочередное решение вопроса о приватизации будет иметь именно оно. Обе стороны это прекрасно понимают. Уже сейчас Молдавия, апеллируя к тому, что номинально предприятия Приднестровья находятся в ее юрисдикции, пытается через свой комитет по приватизации приватизировать их. Так как руки московских олигархов еще не дотянулись к приватизации в Приднестровье, (этому мешает как позиция приднестровского руководства — «не приватизировать готовые, а вкладывать капитал в создание новых предприятий», и нерешенность юридических нюансов суверенитета между ПМР и Молдавией), это пытается сделать молдавское руководство.    Отголоском этой борьбы стало то что Молдавией были отозванные таможенные печати по взаимной договоренности находившиеся и у Приднестровского таможенного комитета. Таким образом, была осуществлена попытка заблокировать экспортную деятельность приднестровских предприятий.    Проблема решения данного отношенческого конфликта состоит в том, что он многоаспектен. Богатый Север не хочет присоединяться к бедному Югу. Русские и украинцы Приднестровья не хотят участвовать в творении жестко национального государства. Несмотря на прошедшее десятилетие со дня вооруженной эскалации национальный аспект конфликта не снимается. К этому всему добавилась борьба за приватизацию прибыльных приднестровских предприятий. Кризис проекта построения национального государства Молдавия все более обостряется в последнее время. Многие из тех, кто этот проект не воспринимает, конечно, могли бы с этим смириться и жить в государстве Молдавии, быть ее патриотом и гражданином, но никак не смириться с присоединением к Румынии. Обострение конфликта как раз начинается со знаменитой акции «Мост цветов», символизировавшей в 1990 установление особых братских отношений с Румынией. Ультра-националисты, в то время игравшие первую скрипку в парламенте провозгласили это первым шагом к объединению двух государств.    Если говорить о возможности генетической памяти народа, то конечно наиболее бытующие мнения, резоны, объясняющие особый статус Приднестровья в отсутствие других настоящих исторических корней крутятся вокруг того, что Валахия как средневековое государственное образование существовало задолго до появления Румынии, также особое место здесь отводится тому, что до 1940 Приднестровье было в составе Украинской УССР.    Сейчас очередная конфликтная ситуация возникла в связи с попыткой защитить гагаузами свои культурные права в молдавском государстве.    Таким образом, принципиальная неготовность Молдавии идти на уступки в данном вопросе построения не национального, а гражданского государства становится непреодолимым культурным препятствием для переговорного процесса.    С другой стороны приднестровское руководство, сумевшее более эффективно, чем молдавское порулить своей экономикой не желает отпускать бразды.    В ситуации, что сложилась сейчас, Молдавия пытается установить институциональную и политическую блокаду ПМР. Наиболее острые последствия для Приднестровья институциональные — как непризнанное государство оно имеет проблемы с ведением внешней торговли, с признанием своих документов и сертификатов (начиная с внешнего признания паспортов своих граждан). Это вынуждает приднестровцев к тому, что бы принимать гражданство Молдавии, Украины или России. Вследствие политической блокады — невозможность решить ряд проблем межгосударственных коммуникаций вследствие непризнанности своих внешнеполитических полномочий равнозначными игроками. В данном случае это означает, что ПМР не может напрямую контактировать, входить в экономические потоки мирового хозяйства. Раньше конвектором для такого вхождения были печати таможенного комитета Молдавии по особому соглашению данные в пользование Приднестровья. Молдавия, пытающаяся сейчас играть роль старшего брата стремится упрочить сложившийся институциональный кризис, устроить Приднестровью блокаду, сделав невозможными ее экономические сношения и заключения сделок. Потери бюджета приднестровской республики от невозможности вести собственную таможенную деятельность составляют порядка 400 млн. долларов.    Немаловажной также причиной того, что Молдавия забрала печати было раздражение по поводу надприбылей Приднестровья от разного рода нелегального экспорта. Таможенная служба была одним из наиболее прибыльных бизнесов руководства ПМР. Через таможню Приднестровья проходил товар невозможный к прямому экспорту с территории страны производительницы. Притчей во языцех стало экспортирование Приднестровьем оружия — как своего, так и чужого.    Конрабандизм был отличительной чертой на протяжении всей истории этой «внесистемной территории». Большинство систематически завозимой крупнооптовой контрабанды в Украину происходило с ПМР.    Следует заметить, что весь наиболее прибыльный бизнес Приднестровья (а это и естественная государственная монополия на разрешительную систему – милиция, таможня и т.д.) находится в руках руководства ПМР.    В подобных условиях невозможности прямого решения конфликтной ситуации, и урегулирования своего статуса легитимным, «официальным» путем, установления равных межгосударственных отношений единственным выходом для ПМР на первом этапе — установление и развитие прямых связей с региональными соседями. Кроме того, что для Приднестровья нужны союзники, факт его международной деятельности поднимает его статус. Наиболее приемлемыми тут были бы сначала конкретные договоренности о разрешении взаимно важных проблем. Развитие экономических и иных отношений рано или поздно приводит к политической поддержке.    К сожалению для Приднестровья несмотря на длинную историю отношений и оказываемую длительное время политическую и существенную экономическую поддержку Россия вышла с числа таких субъектов. Причин может быть несколько — невозможность дальше спонсировать энергоносителями по советской схеме региональные структуры (такое донорством, прежде всего, было фактом политического влияния); установление неплохих отношений с коммунистическим (бывшим партхозактивом) руководством Молдавии; переход к более усовершенствованным схемам работы с региональной безопасностью по американской модели (это означает работу не через создание специальных каналов и отношений, а путем максимального структурирования и упрощения). Таким образом позиция России состоит в том чтобы ситуация и отношения институционализировались, стали стабильными и прогнозируемыми, прозрачными и понятными. Тогда туда пойдет и российский капитал и российская поддержка. При таком рассмотрении становится ясно, что Россия больше заинтересована в стабилизации отношений в данном регионе и будет выступать за их нормализацию в любом виде. Немало этому способствует и тот факт что сейчас политики РФ маятник качнулся в другую сторону и она занимается не региональными проблемами а стремится — а)возвратиться полноправным субъектом в большую международную политику, б)выстроить властные отношения в своем государстве.    Естественным союзником Приднестровья выступает Украина. Нас объединяет общая граница, историческая принадлежность данной территории к Украине, общее культурное прошлое.    Однако уровень экономических связей на данный момент остается низким. Среди ближайших экономических партнеров Приднестровья в Украине это Волынская и Одесская области. Говорить об их связанности в один хозяйственный комплекс невозможно.    Предприятия ПМР скорее завязаны на внешний по отношению к СНГ экспорт. В экономических коммуникациях Приднестровья и Украины слабо представлены производственные и товарные отношения. Таким образом, кроме существующей небольшой трудовой и студенческой эмиграции в Украину и транзитного экспорта-импорта эти отношения в экономическом плане представлены слабо.    Однако на уровне практических, «человеческих» отношений идет интенсивный обмен. Как в институциональном, так и в политическом плане.    Проблемы рядовых приднестровцев с необходимостью ездить за границу, заниматься челночной торговлей, иметь регистрационное свидетельство на машину для проезда по другим странам (той же Украине и России) и т.д. ставят их перед необходимостью иметь международно признаваемые документы. Выход в том чтобы, фактически проживая на территории ПМР иметь гражданство Украины или России. С целью удовлетворять эти потребности Российская Федерация специально открыла консульство в республике.    Используя особенности украинского законодательства, очень большое количество приднестровцев получили паспорта гражданина Украины. Особенно такой поддержкой приднестровцев славится Волынская область, так как большинство из них имеют здесь родных.    Следующая по значимости проблема сертифицирования банковской системы. Чтобы преодолеть эту проблему приднестровские банки действуют, используя украинскую банковскую систему.    Инициатива более тесного сближения была со стороны Приднестровья еще в далеком 1990. Тогда Юрий Смирнов специально приезжал в Киев, чтобы склонить руководство Украины принять Приднестровье в свой состав. В ответ на это украинские правоохранительные органы арестовали его и передали Молдавии. Больше таких откровенных предложений на уровне официоза не было но с подачи руководства Приднестровья на уровне депутатов Верховного Совета ПМР идет постоянное напоминание Украине о этой возможности. В принципе это имеет свои обоснования и естественные факторы благоприятствующие этому. У обеих стран напряженные отношения с Румынией, которая интенсивно пытается обеспечить свои экономические отношения в регионе. При этом последняя изначально настроена на конфликтные отношения с Украиной и на давление силой (игнорирование принципа стабильности границ в Европе, обращение к историческому праву на территории). И для Украины и для Приднестровья характерно неприятие политики Румынии и возможности сближения с нею. Уже сейчас после 12-ти летних украино-румынских отношений стало ясно, что это два естественных конкурента в причерноморском бассейне.    Не проблем и с возможным статусом Приднестровья в составе Украины. Хотя последняя и является унитарным государством, тем не менее по факту имеет урегулированные отношения с автономной республикой Крым.    Активизации межгосударственных приднестровско-украинских отношений мешают внешнеполитические соображения Украины. Взамен поддержки Украины в изоляции ПМР, Молдова стабильно и надежно поддерживает лидерство Украины в ГУАМ.    С другой стороны слишком активная государственная поддержка Украиной Приднестровья приведет к «эффекту противодействия» — Молдова будет двигаться за поддержкой в сторону Румынии.    Поэтому возможна лишь гражданская инициатива, как со стороны Украины, так и Приднестровья. Основным публичным активистом данного вопроса со стороны ПМР выступает Владимир Боднар — депутат Верховного Совета Приднестровья, глава комитета ВС по национальной безопасности, председатель Союза Украинцев Приднестровья. Он неоднократно заявлял о возможности присоединения к Украине, а в 2001 году эпатировал всех предложением провести референдум с главным вопросом: «Поддерживаете ли вы идею присоединения Приднестровья к Украине». С его стороны также исходит инициатива о более полном участии Украины в переговорном процессе в Приднестровья и Молдовы. Так как Россия постепенно сокращает свое присутствие в республике, он предлагает увеличить контингент в ПМР украинских военных наблюдателей. Не находя стратегической поддержки с украинской столицы нет, он пытается установить связи с регионами Украины. Прежде всего, это Одесская область, так как именно с ней наиболее тесные экономические отношения. 23 июля 1998 года руководством Приднестровья и Одесской областной государственной администрацией были подписаны Соглашение о торгово-экономическом, научно-техническом и культурном сотрудничестве, протокол к Соглашению.    Данную инициативу поддерживает председатель депутатской группы "ЗУБР" Верховного Совета ПМР Александр Семенюк. В сентябре 2001 года на пресс-конференции в Киеве он заявил, что «Приднестровская Молдавская Республика (ПМР) готова рассмотреть вопрос о вхождении в состав Украины… руководство Приднестровья "готово к любому решению" этого вопроса, и дальнейший статус Приднестровья в составе Украины будет зависеть от решения самой Украины».    С украинской стороны нет серьезного движения. Одно время серьезное участие в приднестровской политике принимало УНА-УНСО (еще то, которое было до выхода ее идеологов и лидеров с организации), приднестровская война была тем фактором, благодаря которому структура УНА кристаллизировалась, создался ее имидж, ее бойцы проявили себя. Интенсивные контакты между ними завершились к концу 1994 года. Это был первый этап отношений, на котором установились доверительные отношения к Украине.    В дальнейшем активизация приднестровского вопроса происходит в 1998. Украина помогает украинским школам ПМР учебниками и книгами, созданы специальные бесплатные свободные места в ВУЗах для студентов из Приднестровья.    Также некие телодвижения совершали народные депутаты Украины (Кармазин и др.), о необходимости поддержать на всяческом уровне Приднестровье, способствовать решению ее проблем заявил лидер Народного Руха Г.Удовенко.    Для более установления более тесного сотрудничества необходимо чтобы была группа проводящая, проталкивающая этот вопрос или по идеологическим или по экономическим причинам.    Среди населения ПМР высок уровень недовольства отсутствием порядка и криминализацией улицы. Поэтому очень часто как альтернатива официальной власти в Приднестровье называется мафия и контролируемая ею часть экономики. Некоторыми обозревателями прогнозируется ее заинтересованность в интеграции Приднестровья с Украиной. Однако мы предлагаем следующую картину.    Внесистемность и неопределенность статуса территории Приднестровья вредит статусу и внутренней мотивации органов государственной власти. Готовность принципиально защищать и поддерживать общественный порядок со стороны органов безопасности, и в свою очередь готовность подчиняться такому порядку, возможны лишь в стране с такой сильной составляющей компонентой как принцип «государственного тела» («political body»), или распространимости полноты государственной власти и полномочий на все поле общественных отношений. О существовании подобного принципа в отношении Приднестровья говорить не приходится. То есть провозглашенная государственность у большинства граждан не вызывает внутренней уверенности и легитимности в совершенном, а соответственно готовности защищать и поддерживать государственный порядок. Причины подобной неуверенности в том, что для многих Приднестровье появилось словно бы ниоткуда. С одной стороны оно возникло не как государство, а скорее как государствоподобное образование, и не на базе историко-национальной традиции, а в конфликте с национальным государством, с другой стороны оно тем не менее, продолжает существовать около десятилетия, и отстояло свое право с оружием в руках.    Проблема признания государственности Приднестровья международным сообществом связана с другой — есть ли вообще Приднестровье как отдельный субъект в европейской истории. Даже с Украиной здесь не все ясно, а о Приднестровье нет и речи.    Вопрос о том, насколько сильна мафиозная составляющая Приднестровского государства, остается открытым. Однако ясно, что в условиях небольшой территории, более менее однородного населения неслучаен чтобы не сказать, закономерен переход наиболее прибыльных источников денег в руки тех, кто владеет властью. Мы считаем, что здесь нет борьбы или противостояния криминальной жизни общества и государственной власти, или проблемы их срастания и так далее. Ситуацию можно характеризовать «феноменом Лазаренко» — стремление к сращиванию личной, административной и собственнической (права на собственность наиболее прибыльным бизнесом) власти. Как утверждают некоторые аналитики, в таких условиях возможна некая приватизация страны властью.    Соответственно для руководства Приднестровья важно решение вопроса их государственной принадлежности параллельно с стабильностью их прав собственности и распоряжения приватизированным имуществом.        Приднестровье можно охарактеризовать как конфликт интересов, как состояние стабильной нестабильности. Его будущее слишком туманно чтобы быть понятным и зависит от большого количества факторов. Определяющими для ПМР являются общерегиональные экономические процессы, управленческая и иная деятельность внутренней элиты, конфликт с Молдавией, внешнеполитические отношений с региональными соседями.    Несмотря на то, что конфликт между Приднестровьем и Молдавией прошел стадию вооруженной эскалации он является определяющим для развития Приднестровской республики. Институциональное внедрение Приднестровья в региональные и международные связи является невозможным из-за неопределенности его государственного статуса.

blog comments powered by Disqus
baner 1
при использовании материалов ссылка на Выборы.org обязательна.

© 2002—2017 «Выборы.ORG»