Войти с помощью

Аналитика
14 декабря 2011

РЕЙДЕРСТВО КАК СПЕЦИФИЧЕСКИЙ БИЗНЕС Часть1

Представляем вашему вниманию краткое изложение аналитического доклада Михаила Делягина из Института проблем глобализации на тему рейдерства в России. Доклад РЕЙДЕРСТВО: «ЧЕРНЫЙ БИЗНЕС» РОССИИ публикуем по частям. Сейчас часть первая.    

РЕЙДЕРСТВО: «ЧЕРНЫЙ БИЗНЕС» РОССИИ.

Вступление 

НОВОЕ СТРАШНОЕ СЛОВО

Страшнее кошки зверя нет
(Вероятно, мышиная поговорка)

В последние годы слово «рейдерство», ставшее обозначением нового комплекса методов традиционного для российских «либеральных» реформ захвата чужой собственности, превратилось в один из самых модных околоэкономических терминов.

Десятки тысяч вполне успешных бизнесменов, - как правило, средних и работающих в крупных городах, - в том или ином качестве соприкоснулись с этим явлением, которое, как правило приводит к большим сложностям, при этом оспаривание права собственности на недвижимость или другое имущество происходит очень сложно.  Жерты атак доходят в обсуждениях способов противодействия ему до рассмотрения «прямого отстрела как единственной работающей формы защиты от этих отморозков». Журналисты воспевают (или проклинают) его едва ли не с той эмоциональностью, с какой они описывали проституток и бандитов в первой половине 90-х, с удовольствием предоставляя место для шокирующих описаний нравов и расценок (а иногда, по сути дела, и скрытой рекламы) рейдеров. Государственные деятели и чиновники клянутся в искренности своих намерений «искоренить скверну» и периодически даже переходят от клятв и обещаний к хотя и не победным, но уже вполне оптимистичным рапортам.

Скоро уже от зубов школьников, разбуженных ночью, вместо таблицы умножения будет отскакивать стандартный рассказ о том, что термин «рейдерство» произошло от английского ”the raid” – «набег», «внезапное нападение» (причем характерно, что аналогичное значение и даже написание это слово имеет на языках всех морских держав – испанском, немецком, французском, русском ) языках, а рейдерами (как и корсарами) в старину называли самостоятельно действующие военные корабли, которые, в отличие от пиратов, служили правительству и нападали только на корабли и поселения, принадлежащие враждебной стране. Во время Первой и особенно Второй мировой войн рейдерами называли преимущественно немецкие корабли, наносившие удары по растянутым морским коммуникациям союзников; в современных экономических условиях этот термин используется для обозначения лиц и компаний, специализирующихся на враждебном захвате чужого бизнеса.

 Масштаб этого явления, насколько можно понять, хронически недооценивается официальными наблюдателями, а его разрушительность не только для экономики, но и для всего общества не вызывает сомнений. По сути дела, именно рейдерство является сегодня главным непосредственным препятствием (разумеется, если не считать специфического отношения государства к бизнесу как к «дойной корове»), не позволяющим действенно обеспечивать в России права собственности и, соответственно, мешающим становлению нормальной рыночной экономики (не только немыслимой, но и попросту невозможной без института собственности).

В связи с этим, несмотря на разнообразные заверения о том, что рейдерство сходит на нет, а вскоре и вовсе будет побеждено, его рассмотрение представляется одной из актуальных задач современной российской аналитики.


1. РЕЙДЕРСТВО КАК СПЕЦИФИЧЕСКИЙ БИЗНЕС

1.1. Что такое рейдерство: к истории вопроса

Однозначное и общепринятое определение рейдерства отсутствует. Понятно, что популярное в 90-е годы определение рейдерства как всякий незаконный захват собственности является неоправданно широким. В то же время калькированные западные определения вроде «приобретения акционерной компании без согласия ее акционеров, путем агрессивной скупки акций на открытом рынке» являются неприемлемо узкими и просто игнорирующими российские реалии , а «вывод активов из владения законных собственников»  - скорее политкорректным намеком, объединяющим законные и незаконные виды бизнеса.

 В сегодняшней России под рейдерством понимают враждебное и незаконное поглощение бизнеса с помощью специально инициированного бизнес-конфликта. По сути дела, рейдерство – это захват бизнеса с необоснованным, но молчаливо принимаемым государством использованием юридических норм и институтов, извращающих их сущность.

 На заре рыночных реформ, когда бизнес как таковой представлял для разнообразных грабителей значительно меньший интерес, чем контроль за финансовыми потоками, наиболее значимым видом преступлений в отношении бизнеса был рэкет: принудительное взимание с предпринимателя постоянной дани в виде платы за услуги по охране (иногда действительно оказывавшиеся).

 Не следует забывать, что в ряде случаев это сопровождалось прямым захватом бизнеса, формальным или неформальным (в этом случае вся прибыль изымалась в качестве дани). Кроме того, достаточно часто дань в силу алчности рэкетиров или конъюнктурных колебаний оказывалась выше прибыли, что вело к разорению бизнеса.

 Рэкет иногда рассматривают в качестве прообраза, а то и первого этапа нынешнего рейдерства. Это связано не только с понятными пропагандистскими задачами, но и с частичным совпадением применяемых силовых инструментов. Вместе с тем такой подход представляется неправильным, так как формальное совпадение некоторых из применяемых методов, равно как и справедливое негодование по отношению к использующих их в целях личного обогащения, полностью заслоняет принципиальную разницу между рэкетом и рейдеством: рэкет целиком и полостью лежит вне правового поля. Это откровенно преступное деяние, прямо попирающее закон и, соответственно, прямо же подпадающее под его действие.

 Рейдерство же более юридическая, чем силовая агрессия. Силовые действия применяются лишь в качестве дополнения и обеспечения юридических мер, составляющих сущность рейдерства. При этом рейдер опирается на силу и авторитет государственных структур и, действуя в ряде случаев в союзе с ними (а то и от имени государства), использует их в своих целях, превращает их по сути дела в соучастников своих действий, как правило, - преступных.

 Особая общественная опасность рейдерства заключается именно в использовании государства как прикрытия для совершения преступных деяний: помимо прямого ущерба, наносимого экономике, рейдер еще и дискредитирует государство, разлагая его ключевые элементы.

 С этой точки зрения к понятию рейдерства можно отнести приватизацию, носившую в России в целом разрушительный характер: класс собственников создавался в прямом смысле слова «огнем и мечом», ценой уничтожения целых отраслей экономики и лишения не просто работы, но и возможности сколь-нибудь приемлемого существования миллионов россиян.

 Однако с формальной точки зрения приватизация, будучи, по всей вероятности, преступлением против России и, более того, против человечества, не является примеров рейдерства. С одной стороны, преступления не совершались против бизнеса: распределению и разрушению подвергалась не частная, но государственная собственность (эта точка зрения может быть оспорена, поскольку государственные предприятия являются частным случаем бизнеса). С другой – и это представляется наиболее важным – на всех этапах приватизации, даже во время залоговых аукционов, ее инициаторами были, как правило, не захватчики собственности, но представители государства, получавшие за свои действия разнообразные «откаты» и политическое влияние. Бизнесмены лишь пользовались (а весьма часто и не пользовались) предоставляемыми им возможностями, что совершенно не свойственно для рейдера.

 Приватизация была первичным разделом собственности; рейдерство же представляет собой, хотя и схожий с ней по своему цинизму и разрушительным последствиям, один из методов ее последующего передела.

 Вероятно, о рейдерстве в полном смысле этого слова можно говорить с 1997 года, когда подготовленный реформаторами и стремительно принятый для, насколько можно судить, максимального облегчения захвата предприятий Закон о несостоятельности (банкротстве) превратил искусственное банкротство в ключевой инструмент захвата чужой частной собственности. Тогдашние рейдеры обслуживали интересы крупных корпораций разного уровня, столкнувшихся с нехваткой привлекательной государственной собственности и перешедших на захват собственности частной.
 Разрушительность широкомасштабного применения технологий банкротства для захвата бизнеса внесла весомый вклад в стагнацию российской экономики перед дефолтом и во многом приблизила его. Оздоровление российской экономики, начавшееся осенью 1998 года, во многом было вызвано по сути дела приостановлением действия Закона о несостоятельности (банкротстве). Однако после отставки правительства Примакова применение этого закона возобновилось с удесятеренной энергией; основными объектами захвата стали обломки погибших в результате дефолта олигархических структур (тогда их еще называли «финансово-промышленными группами»), и региональные «золушки», превратившиеся в условиях импортозамещения и роста рентабельности экспорта, в «принцесс», способных буквально озолотить своих обладателей.

 В конце 2002 года вступившая с неимоверным опозданием (относительно потребностей экономики) в силу новая редакция Закона о несостоятельности (банкротстве) наконец-то ограничила использование банкротства для «перехвата корпоративного контроля», как это изысканно называется на официальном языке. В результате, по данным Высшего арбитражного суда, интенсивность банкротств в России упала в 8 раз: если в 2002 году в арбитражные суды поступило 106,5 тысяч заявлений о признании должников несостоятельными, то в 2003 году — уже менее 14,3 тысяч.

Однако на смену преднамеренному банкротству пришла схема оспаривания приватизации, действительно проводившейся, как правило, с многочисленными нарушениями (в том числе и по политическим соображениям – в 90-е годы реформаторам необходимо было превратить новых собственников в своих заложников, заставить их защищать свою власть под страхом почти неминуемой потери собственности, полученной с нарушениями).

 Кроме того, еще в процессе ограничения возможностей рейдеров инструмента использовать банкротство в качестве инструмента захвата собственности реформаторы любезно подготовили им в качестве замены новый инструмент, предельно упростив в рамках кампании по «дебюрократизации экономики» процедуру перерегистрации собственника. В результате практически любой мошенник получил возможность без какого бы то ни было реального риска переписать на себя практически любое предприятие России.

 Результат предсказуем: даже по официальным данным, в последние годы в России наблюдается «всплеск количества недобросовестных корпоративных захватов», причем, в отличие от применения процедуры банкротства, официальная статистика захватов с использованием недостатков «арбитражного процессуального законодательства» блистательно отсутствует .

1.2. Отличие от традиционных видов бизнеса
по слияниям и поглощениям

Рейдеры, их идеологи и пропагандисты, а также просто не утруждающие себя озаботиться сутью вопроса или идеологизированные наблюдатели весьма часто рассматривают рейдерство лишь как частный случай распространенного во всем мире профессионального бизнеса по слияниям и поглощениям (mergers and acquisitions — M&A).

Этот бизнес процветает и выполняет важную функцию постоянного оздоровления национальных экономик, так как неэффективные (в том числе из-за плохого управления), но располагающие привлекательными активами предприятия захватываются более успешными и санируются. Более того, в целом этот бизнес ведется жестко и без каких бы то ни было сантиментов: в мире более половины слияний и поглощений являются недружественными.

Поэтому объемы M&A и их удельный вес в ВВП – важный показатель, увеличением или высоким уровнем которого гордятся. Рост количества сделок по слиянию и поглощению воспринимается как признак улучшения инвестиционного климата, эксперты считают M&A важным инструментом корпоративного роста. Рост объемов этого рынка с 2,1 трлн.долл. в 2004 году до 2,9 трлн. в 2005 был расценен экспертами как свидетельство роста жизнеспособности мировой экономики.
По данным PricewaterhouseCoopers, за 2000-2005 годы объем всех сделок по слиянию и поглощению в России вырос на 87%, в результате чего наша страна занимает доминирующее положение на центрально- и восточно-европейском рынке слияний и поглощений. Однако, хотя прозрачность сделок растет, а финансовая отчетность, корпоративное управление и информационное взаимодействие внутри компаний улучшаются, раскрытие данных о совершенных сделках с капиталом остается совершенно незначительным. Недостаточно прозрачна и информация о том, каков был механизм ценообразования при сделках слияний и поглощений, какова мотивация сторон, участвующих в сделках, каковы ожидания руководства компаний от совершения сделок . Все это позволяет рассматривать значительную часть российских сделок по слиянию и поглощению как результат рейдерских операций.
Специфика российского рейдерства, по выраженному президентом РСПП А.Шохиным практически общему мнению, заключается в его «полукриминальном характере» . Действия, называемые на жаргоне «белым» рейдерством и находящиеся (как, например, всеми презираемый, но тем не менее легальный корпоративный шантаж - greenmail ) в рамках действующего законодательства, встречаются относительно редко. Существенно и то, что директора захватываемых предприятий относительно редко идут на переговоры, и рейдеры переходят к «серым» (нарушающим гражданско-правовые отношения) и «черным» (нарушающим Уголовный кодекс) действиям. А так как эти действия в современных российских условиях значительно более эффективны, против относительно слабого объекта захвата рейдеры, как правило, применяют их с самого начала, не утруждая себя относительно сложными и затратными легальными действиями (строго говоря, рейдерством и не являющимися).

У специалистов не вызывает сомнения, что рейдерство за рубежом и в России - две совершенно различные традиции. В развитые странах, по словам Председателя Комитета по собственности Госдумы Плескачевского, «этот бизнес называется слияние и поглощение, а у нас - захват» .
Кроме того, в нашей стране рейдерство ведется, как правило, не в производственных, но в спекулятивных целях: в крупных городах с дорожающей недвижимостью (сначала это наблюдалось в Москве, затем в Санкт-Петербурге, а теперь эта тенденция охватывает уже всю Россию) предприятия захватываются преимущественно ради их недвижимости. При этом производства (или исследовательские базы) просто уничтожаются как ненужное для рейдеров и только мешающее им «обременение», в результате чего страна лишается в том числе и уникальных производств, и научных групп, сохранившихся в самые тяжелые годы реформы и при относительно небольших инвестициях способные существенно повысить национальную конкурентоспособность.

 Таким образом, ключевое отличие рейдерства в современном российском смысле этого слова заключается в нарушении закона, в применении тех или иных мошеннических технологий (или в по крайней мере в наличии серьезных подозрений такого рода).

 Поэтому в современной России рейдерство, в отличие от традиционного бизнеса по слиянию и поглощению (хотя после оздоровления профессии она, вероятно, уже навсегда сохранит свое нынешнее наименование), по определению является преступным бизнесом либо, как минимум, бизнесом, подозреваемым обществом в преступлениях.

 Принципиально важно, что рейдерство в его специфически российском понимании в принципе не может существовать без соучастия представителей государства, а как правило - и без систематической коррупции, поражающей принципиально значимые элементы либо судебной системы, либо правоохранительных органов и силовых структур (либо, как минимум, без соответствующих подозрений в адрес государственных чиновников и структур управления).

Недаром, по оценкам специалистов, основные расходы рейдера идут на подкуп судей и правоохранительных органов. На определения и судебные решения существует такса, которая зависит как от цены вопроса, так и от масштаба нарушения закона, на которое должен пойти судья, чтобы принять, как говорят рейдеры, «отмороженное» решение. Кроме того, почти непременное условие успешной деятельности рейдера – пресловутый «административный ресурс».

1.3. Последствия развития рейдерства

Многие привычные вещи значительно виднее со стороны – людям, глаз которых не успел «замылиться». По мнению профессора Принстонского университета Джонатана Хендлера, «рейдерство не просто неэффективно экономически, но … и подрывает основные устои государства».

Они создают четыре основные проблемы:
• наносят экономический урон предприятиям,
• подрывают социальную сферу,
• становятся угрозой безопасности государства,
• «портят» общий инвестиционный климат в стране.

Действия рейдеров часто ведут к краху, так как после оплаты их услуг новому владельцу приходится тратить значительные средства на юридическую «очистку» своего актива и, главное, - на поиск нового менеджмента, способного управлять производством. Обычно это ведет к серьезным потерям. А поскольку «процесс захвата в 99% случаев включает в себя уголовно наказуемые деяния - начиная от шантажа и силового воздействия и заканчивая банальной подделкой документов, …заказчику нужно быть… готовым и к тому, что вновь приобретенную собственность у него могут… отобрать. А это… не лучшим образом влияет на развитие любого бизнеса».

Профессор Хендлер подчеркивает, что «массовые захваты собственности, ставшие в России… обычным явлением, тащат за собой целый шлейф проблем: в обществе нарастает недоверие к предпринимателям, которые не смогли защитить даже себя, и… к государству, которое не может гарантировать право… собственности... Предприниматели… уже не видят необходимости в развитии своей собственности, которую в любой момент могут отобрать…, если власть демонстративно не гарантирует сохранность вложенных средств».

Понятно и то, что работники (в том числе бывшие) грубо захваченных при попустительстве государства предприятий вряд ли будут поддерживать его в политическом отношении .

К настоящему времени из-за широкомасштабных рейдерских операций целые отрасли экономики оказались практически закрытыми для не связанными с административным ресурсом инвестиций - как российских, так и иностранных .

Рейдерский захват ОАО «Гипромез», по оценкам, лишил бы (ибо в конце концов этот институт удалось отстоять) металлургические компании более чем 500 млн.долл.. «Из-за захвата здания и невозможности попасть специалистов на рабочие места, задержка ввода объектов, спроектированных компанией, составит от 3 до 1 года… Потери объемов производства будут отмечаться на многих металлургических предприятиях, равно как и снижение инвестиций в металлургическую отрасль страны», - говорится в заявлении ОАО «Гипромез».

Однако подобные потери (эксперты оценили их в 1 млрд.долл.) уже несут нефтехимический комплекс России и бюджет Москвы из-за захвата НИИ шинной промышленности .

Президент Самарской гильдии финансистов Д.Яковенко отметил: «Не редки ситуации, когда смена собственника приводила к фактической ликвидации предприятия. Наиболее яркий пример – ГПЗ-4. Некогда процветающий завод сейчас находится в безрадостной финансовой ситуации. В любом случае недружественное поглощение – явление отрицательное. Ведь акционеры – это, во-первых, собственники предприятия, а во-вторых, инвесторы. И государство обязано … защищать интересы собственников. …Агрессивная смена собственника приводит предприятие в состояние нестабильности. …В такие структуры инвестиции рекой не потекут» .

При этой рейдерская культура разрушает захватываемое предприятие, даже если захват осуществляется представителями государства, - как это, по некоторым оценкам, произошло на «АвтоВАЗе». В результате изгнания «неконкурентноспособного» «красного директора» «эффективными менеджерами» ряд наблюдателей заговорил о вопиющей растрате средств автогиганта.
В самом деле: чистая прибыль «АвтоВАЗа» в 2005 году сократилась по сравнению с 2004 вчетверо - до 1,4 млрд.руб.. Вчетверо же сократились его дивиденды и, когда об этом было объявлено, акции «АвтоВАЗа» одномоментно провалились на 8,25%.

При этом на начало IV квартала чистая прибыль «АвтоВАЗа» 3,6 млрд.руб.. Неимоверное «достижение» - получение за один квартал 2,1 млрд.руб. чистого убытка – совпало с переходом завода под контроль управленцев из «Рособоронэкспорта».

По официальным заявлениям падение прибыли вызвано ростом себестоимости, однако, по мнению экспертов, это почти невозможно. Специалисты полагают, что главная причина – рост не цен на сырье и энергоносители, а административных затрат. По имеющимся данным, для руководства автомобильного завода закуплен целый парк автомобилей Toyota Land Cruiser по минимальной цене 50 тыс.долл., топ-менеджмент полюбил летать чартерами и обзавелся многочисленными помощниками со сногсшибательными доходами .

Материальные потери от рейдерства весьма ощутимы и в масштабах страны: по оценкам экспертов, только из-за волны захватов в лесопромышленной отрасли, получившей название «лесных войн», за пять лет были сорваны инвестиционные соглашения с иностранными инвесторами на более чем 20 млрд. евро .

Испуг иностранных инвесторов понятен, так как объектом рейдерских атак становятся в том числе и их предприятия. Так, в Саратове жесткому давлению (вплоть до отключения подачи электричества) подвергалось ЗАО «ЭкспоПУЛ», выпускающее приемно-усилительные лампы для применения в усилительной аппаратуре высшего качества и полностью принадлежащее американской компании New Sencor Corporation. Представители предприятия, на котором работает 900 чел., оценивали свои ежедневные потери в 600 тыс.руб.

Специфическая известность российских рейдеров способна создавать экономические сложности сама по себе. Так, в 2005 году российское представительство корпорации Siemens, владеющей 28% акций ОАО «Невский завод», предъявило претензии новому мажоритарному акционеру предприятия — московской инвестиционной компании «Росбилдинг», имеющей репутацию рейдера. По мнению юристов Siemens, заседание совета директоров ОАО, на котором новым генеральным директором завода был назначен вице-президент «Росбилдинга» О.Крейнин, было проведено с нарушениями, в результате чего Siemens потребовал переизбрания руководителя «Невского завода». Как сообщалось, само по себе известие о приходе в состав акционеров «Невского завода» «Росбилдинга» создало неопределенность при получении уже запланированных заказов.

Не вызывает сомнений, что рейдерство весьма серьезно мешает развиваться в России как минимум среднему бизнесу. Оно блокирует развитие цвилизованной конкуренции, подрывает фундамент рыночной экономики – отношения собственности, а его масштабы грозят торможением экономического роста.

Действия рейдеров часто серьезно усложняют социально-экономическую обстановку в регионах, где находятся являющиеся их целями объекты. Так, например, во времена двоевластия в компании «Варьеганнефтегаз», за которую боролись группа «Альянс» и «Альфа-групп», дело дошло до приостановки работы промыслов и сбоев в отоплении поселка нефтяников – Радужный в Ханты-Мансийском автономном округе . Окончательно урегулировать подобные конфликты сторонам удается спустя годы, но эти корпоративные войны дорого стоят территориям, которые становятся театрами боевых действий рейдеров.

Кроме того, действия рейдеров напрямую мешают выполнению государственных экономических программ, в которых участвуют захватываемые (и, соответственно, дезорганизуемые) предприятия.
Жесткие и конфликтные методы решения проблем, характерные для рейдерства, неизбежно накладывают свой отпечаток на всю корпоративную культуру склонных к нему бизнес-групп, что создает им неблагоприятный имидж.

Так, вряд ли является случайностью экстраординарно жесткая реакция «Альфа-банка» (входящего в группу «Альфа», другой член которой – компания «Альфа-Эко» - была включена журналом «Слияния и поглощения» в число ведущих российских рейдеров) на статью, опубликованную «Коммерсантом» по время дестабилизации банковской системы в июле 2004 года. При том, что статья, насколько можно понять (в том числе и из публичной дискуссии руководителей сторон), в целом соответствовала действительности, «Альфа-банк» добился решения суда о выплате ему «Коммерсантом» 10 млн.долл., что должно было разорить газету. Формальная справедливость позиции банка, защищавшего свою репутацию, была полностью обесценена абсурдной чрезмерностью и агрессивностью его реакции и риторики, в результате чего решение суда затем было отменено, а репутация «Альфа-банка», насколько можно было понять, в результате его собственных действий понесла значительный дополнительный урон.

Другая сторона рейдерской бизнес-культуры – повышенный риск возникновения сложностей в отношениях с партнерами.

В качестве примера можно привести уже упомянутую «Альфа-Эко», которая, подыскивая покупателя на приобретенный ею нефтяной актив «Петросах» на Сахалине, вела соответствующие переговоры с несколькими китайскими компаниями, а южнокорейская Korean National Railroads даже успела оплатить доступ экспертов к информации ЗАО «Петросах» . Однако в конечном итоге «Альфа-Эко» продала «Петросах» малоизвестной Urals Energy, в результате чего прокуратура Южной Кореи направила запрос в правоохранительные органы России с просьбой провести расследование деятельности компании «Альфа-Эко» в данной истории.

Специфическая рейдерская культура способна отравлять не только в традиционные сферы бизнеса, но и политическую жизнь страны. По мнению некоторых экспертов, «рейдерская атака возможна не только в отношении бизнес-структур, но и муниципальных органов власти». Так, 4 июля 2004 года «мэрия Самары практически проиграла выборы в Самарскую городскую думу нескольким финансово-промышленным группам (ФПГ) — группе «СОК», управляющей компании (УК) «Волгопромгаз» и холдингу «Волгабурмаш». Представители этих компаний смогли получить 23 депутатских мандата из 35-ти. В результате деятельность городского парламента оказалась парализована, а депутаты погрязли в политической борьбе за исполнительную власть в городе...

Продолжающаяся … борьба за власть очень напоминает рейдерскую атаку на предприятие, которой российские предприниматели пользуются для того, чтобы перехватить управление у конкурентов. Фактически эта схема и реализуется в Самаре — лишь с небольшими отступлениями — в ожесточенной схватке за контроль над городом между мэром и коалицией трех крупнейших финансово-промышленных групп. Как заметил Ростислав Туровский, руководитель департамента региональных исследований Центра политических технологий, «новые субъекты приходят из бизнеса и сочетают экономические цели с политическими. В городе назревает передел сфер экономического влияния, прежде всего — в интересах тех групп, которые взяли под контроль городскую Думу» .
 Рейдерство способно создавать и серьезные стратегические проблемы – в частности, подрывая обороноспособность страны.

Так, по мнению председателя Арбитражного суда Москвы О.Свириденко, рейдерские захваты грозят стратегическим предприятиям, которые никак не защищены от нападений и при этом обладают значительными и привлекательными активами. На них не распространяется общая благостная тенденция сокращения числа захватов предприятий в Москве, о которой говорят официальные лица: если в 2003-2004 годах в Московском арбитражном суде рассматривались дела о банкротстве 2-3 стратегических предприятий, то сейчас таких дел уже 11.

Рейдеры, атакуя ООО «Русич» - собственника 36% акций ОАО «Сосновоборский проектно-изыскательский институт «ВНИИПИЭТ», возможно, пытались захватить этот крупнейший исследовательский центр в области атомной энергетики в России. При этом прокуратура Санкт-Петербурга сообщила, что захват предприятия произошел при помощи недобросовестных нотариусов, то есть одним из самых наглых способов.

О последствиях громкого захвата московского НИИ шинной промышленности можно говорить только в стилистике «Московского комсомольца»: «Британская служба криминальной разведки напрямую выпала в осадок, когда узнала, что зарегистрированная в Лондоне компания F & F CHEMICAL INDUSTRIES LIMITED, находящаяся под номинальным управлением белизской SECRETARIAL CORPORATION LIMITED, является единственным учредителем ООО «Недвижимость Индастриз», которой принадлежит единственное в Восточной Европе специализированное шинное НИИ, владеющее секретами изготовления пулестойких покрышек для БТР и шин для истребителей СУ» .
Правда, 18 апреля 2006 года Президиум Высшего Арбитражного суда РФ не признал правомерность силового захвата территории и зданий НИИ шинной промышленности, но компания-рейдер вряд ли откажется от своих притязаний из-за этакой «мелочи».

Среди прочих под рейдерский прицел попал завод, выпускающий электронно-оптические системы для знаменитых баллистических ракет «Булава». В прошлом году на ее запуске со стратегической подводной лодки «Дмитрий Донской» присутствовал президент Путин, - но скоро, возможно, запускать будет нечего: ФГУП «Геофизика-Космос» подвергается процедуре банкротства. На первом этапе банкротства, еще в 1998 году, у него отняли и немедленно продали 70% производственных площадей, и сейчас внешний управляющий М.Фонарев «пытается через суды отнять оставшиеся 30%». В то же самое время этот же самый М.Фонарев «докладывает президенту страны (информация размещена на официальном сайте администрации – Cremlin.ru.), что в результате рассмотрения его исковых заявлений в Арбитражном суде Москвы государству возвращен стратегический объект.
На тех 70 процентах, отобранных у предприятия, уже роется котлован для возведения то ли офисного, то торгового центра. Нет сомнений, и оставшиеся площади, если они будут «возвращены государству» подобным образом, пойдут под цели отнюдь не обороны страны и не на космические проекты (предприятие, к слову, подчинено Федеральному космическому агентству).

Руководство ФКА… направило письмо министру обороны С.Иванову с просьбой защитить уникальное предприятие от уничтожения и помочь сохранить производство… Специалисты предполагают, что у этого разрушительного процесса есть направляющая рука, что рейдеров, используют, как марионеток не только жадные чиновники, но и зарубежные спецслужбы. Зачем нашим конкурентам дееспособные производства?

Супруга того же Фонарева, числится на штатной должности в Агентстве международного развития США (USAID), в его московском представительстве...

Стратегический завод рвут на части в тот момент, когда американцы заявили о создании некой ракетной системы, на удар которой русские ответить адекватно не смогут. И ведь и вправду не сможем, если будем и дальше защищать стратегические оборонные предприятия только на словах, если на месте, где стоят сегодня стратегические заводы, будут расти бизнес-центры и элитные дома с отличными подземными парковками, которые никого, даже их хозяев, не защитят от ядерной атаки» .

blog comments powered by Disqus
baner 1
при использовании материалов ссылка на Выборы.org обязательна.

© 2002—2018 «Выборы.ORG»