Войти с помощью

Аналитика
22 апреля 2016

Можно ли попробовать сыграть в честные выборы

Отмена выборов в Барвихе, как и отмена решения по библиотеке Данте, и разворот в деле по изъятию земель Тимирязевской академии, сама по себе, конечно, не означает честности и открытости всей выборной кампании 2016 года. Но все эти прецеденты последних дней показывают, что некоторые телодвижения — и гражданского общества, и политической оппозиции — не совсем бессмысленны. Что в стране еще присутствуют некий диалог или как минимум влияние общественного мнения, которые отличают нас от «стерильных» в этом плане стран вроде Туркмении или Северной Кореи.
 
Команда Навального подает отмену выборов в Барвихе как свою безоговорочную победу. Как пишет в своем фейсбуке Леонид Волков: «…Когда планы Кремля не реализуются, когда им приходится их менять на ходу, это всегда победа для нас с вами… Это означает, что мы являемся независимым центром влияния на политическую повестку в стране».
 
Но победительницей в этом первом громком конфликте выборной кампании 2016 года выглядит сегодня скорее Элла Памфилова, чем со скандалом снявшиеся с выборов оппозиционеры. Несмотря на явно неспортивное поведение кандидатов от ФБК (фотожабы на главу ЦИК в форме, похожей на нацистскую, призывы к ней подать в отставку с оскорбительной риторикой и т.д.), глава ЦИК повела себя профессионально, хотя и не обошлась без уколов в адрес «малограмотных мальчиков, у которых сдали нервы».
 
Без промедлений, несмотря на выходной день, встретилась с теми, кто жаловался на фальсификацию выборов, обратилась в Генпрокуратуру с просьбой проверить возможные факты нарушений. А в среду на экстренном заседании ЦИК и вовсе было принято решение об отмене выборов в этом муниципальном образовании, ставшее революционным, — подобных прецедентов в последние годы было крайне мало. В чуровском ЦИК очень не любили признавать нарушения фактически в пользу оппозиционеров, какими бы вопиющими они ни были. Это считалось слабостью.
 
И хотя решение об отмене выборов в Барвихе принято вроде как по техническим причинам (выяснилось, что решение местного избиркома о назначении кампании было принято до вступления в законную силу решения Мособлсуда, прекратившего полномочия депутатов прежнего созыва), эта нестыковка вряд ли была бы замечена, не случись куда более серьезных нарушений. Вроде тех, когда в Барвихе вдруг срочно прописались десятки новых граждан, поспешивших на досрочные выборы.
 
Конечно, вряд ли после одного этого случая можно говорить, что выборы в России отныне будут прозрачными и честными,
 
однако и оппозиция уже не сможет говорить, что они однозначно нечестные и в одни ворота.
 
То есть Памфиловой довольно быстро (не прошло и ста дней после ее назначения) удалось подправить серьезно подмоченный в прошлую выборную кампанию имидж ЦИК, вложить конкретику в обещания власти «провести честные выборы» и подтвердить свою репутацию принципиального политика, а не просто сменщицы «бородатого волшебника».
 
Можно даже предположить, что власть, опираясь на поддержку большинства (или просто опасаясь социальных всплесков меньшинства), действительно может попробовать сыграть в честные выборы, как в свое время в Москве при выборах мэра, где во второй тур чуть было не вышли Собянин с Навальным.
 
Как бы это ни казалось несправедливым, оппозиционерам, которых сегодня поддерживает меньшинство российских граждан, чтобы добиться чего-то при нынешнем раскладе, надо быть в разы безупречнее и на порядок профессиональнее своих оппонентов. В том числе и в пиаре, и в эмоциях, и в общении с избирателями.
 
То, что уже привыкли прощать власти по принципу «плетью обуха не перешибешь», точно не простят ее критикам.
 
Предвыборная пора — а она продлится в России до президентских выборов 2018 года — пусть небольшой, но все же шанс не только для оппозиционных политиков, но и для всех неравнодушных представителей общества диктовать власти свою повестку. И этот шанс между библиотекой и Следственным комитетом выбрать библиотеку, между развитием науки и коммерческой застройкой выбрать науку и далее везде (подобных конфликтов в стране хватает) было бы очень недальновидно упускать.
 
В конце концов, избитые слова «каждый народ достоин своей участи» во многом справедливы. А альтернатива попытке настаивать на таком диалоге — только полный застой и полное молчание, которое власть всегда трактует как знак согласия со всеми своими действиями.
 
Сегодня, при практически полном отсутствии интереса избирателей к походу на участки для голосования (дескать, все давно решено до нас и за нас), картинки реальной борьбы и даже каких-то локальных побед оппозиционеров как на муниципальных, так и на думских выборах могут этот интерес подогреть. Что по большому счету мало повлияет на устойчивость позиций правящей партии на местах и в Госдуме — и сегодня в Думе есть люди, критикующие власть, но на общий вектор работы парламента это никак не влияет. Но зато придаст легитимности всей системе власти в стране.
 
При допущении, что выборы в России могут стать похожими на полноценное политическое соревнование, людям, которые выступают от имени оппозиции, сегодня по уму надо не столько фотожабы рисовать на тех представителей власти, которые пытаются с ними разговаривать, сколько полноценно использовать желание последних вести себя принципиально.
 
Шутки по поводу того, что Памфилова обратилась к Чайке с просьбой проверить жалобы кандидатов команды Навального, конечно, могут набрать лайки в соцсетях у его поклонников, но мало похожи на серьезную выборную стратегию: а куда еще может обратиться глава ЦИК, если не в Генпрокуратуру РФ? Не в ООН же. Вот когда Генпрокуратура не найдет нарушений, тогда можно и пошуметь.
blog comments powered by Disqus
baner 1
при использовании материалов ссылка на Выборы.org обязательна.

© 2002—2017 «Выборы.ORG»