Войти с помощью

Аналитика
8 июня

В регионах идут «бои местного значения»

Уже давно не секрет, что абсолютное большинство протестующих зачастую даже не догадывается, что их используют «в темную». Сознательно или нет, но не очень интересуются такими случаями и журналисты. Поэтому, к примеру, «войну», о которой пойдет речь, пожалуй, стоит рассмотреть с учетом всех «за» и «против», в том числе на предмет соответствия тем лозунгам, под которыми она ведется.
 
Только одну сторону «медали»
 
Раньше об одном небольшом селе знали разве что в областном центре и ближних районах. Однако прошлым летом события, которые там происходили, нашли свое отражение в информационных передачах нескольких центральных телеканалов и в публикациях общероссийских печатных изданий, не говоря уже о местных. Главной их темой стал конфликт между местными арендаторами и представителями сельских общин.
 
Откровенно говоря, о тех событиях и не вспомнил бы, если бы не письмо в редакцию поступило от представителя арендатора с просьбой провести журналистское расследование. Поскольку, по его мнению, все сюжеты и публикации отражали позицию только одной стороны.
 
Поиск в Интернете подтвердил написанное в письме. А также то, что фраза о создании препятствий крестьянам в свободном доступе до реки стала ключевой для двух постоянных «спикеров» инициативной группы во время их общения с печатными и электронными СМИ. Проблема также в том, что адвокатская помощь регионам в той местности оказывается не всегда квалифицированно, а привлечь столичных специалистов зачастую бывает проблематично. Поэтому главный аргумент тех, кто затеял тяжбу с арендатором, стал известным еще до командировки и выслушивать его в очередной раз особой нужды не было. В то же время никто из журналистов не обременил себя попыткой выйти за пределы изложенной для них «на блюдечке» причины конфликта.
 
На первый взгляд, все, вроде, просто и правда на стороне крестьян. Точнее инициативной группы, которая играет ключевую роль в этом действе. Ведь на защиту территориальной общины стала даже прокуратура, которая обратилась в районный суд с исковым заявлением. 
 
Однако еще до вынесения судом постановления по делу прокуратура вдруг направила уточнение к исковому заявлению, в котором речь шла уже о расторжении договора аренды. Мотивация — идентичное решение сессии сельского совета. Правда, непонятно, почему о нем нет ни слова в самом иске, который прокуратура подала через две недели после сессии. В нем шла речь лишь об устранении препятствий в свободном доступе жителей сел к реке. Однако районный суд нашел основания для поддержания иска о расторжении договора аренды. Это, так сказать, одна сторона медали. Но, как известно, она имеет еще и другую сторону, хотя в этом конкретном случае все делали вид, что его не существует вообще. 
 
Одним — права, в другом — обязанность
 
Тем временем, как свидетельствуют документы, те 56 соток, которые получил в аренду фермер, это отнюдь не пляж на берегу реки. Здесь и защитные насаждения, и заболоченная местность, и земля, на которой можно выпасать разве несколько коров. Прежде всего он избавил побережья от свалки, занялся берего укрепительными работами, углубил и расчистил небольшой залив, в которую заходит с реки на зимовку рыба. То есть арендатор начал заниматься тем, что и было прописано в договоре между им и территориальной громадой. А местные жители и приезжие из областного центра — тем, к чему привыкли: во время купального сезона и после него арендатор вынужден был вывозить горы мусора, бутылок, расчищать побережье от битого стекла, хотя в договоре об аренде этого не значилось. Зимой же арендатору приходилось наблюдать, как на небольшом заливе, которую он обустраивал для зимовки рыбы, что весной выходит отсюда на нерест, лед становился красным от ее крови. Его же попытки вразумить браконьеров заканчивались их угрозами, наименьшая из которых — выжить его с этого места и отобрать землю. То есть одни считали, что они имеют право делать что угодно, даже вопреки закону, а арендатору оставляли обязанности, не прописанные ни в одном документе. 
 
Понятно, что в такой ситуации у любого человека рано или поздно терпение лопнет. Однако даже не вседозволенность отдыхающих и беспредел браконьеров стали главной причиной того, что арендатор вынужден, подчеркиваю, вынужден был прекратить все эти безобразия. Дело в том, что здесь, на берегу, установлено оборудование для забора воды с применением сооружений и технических устройств для орошения территории. 
 
И, пожалуй, не секрет, что такая территория всегда охраняется и вход на нее посторонним не разрешается прежде всего по причинам безопасности. Ведь, не дай Бог, кого-то из отдыхающих поразит током — ответственность будет нести однозначно тот, кто не обеспечил объект надлежащей охраной. В нашем случае — арендатор. Кроме того, после получения специального разрешения арендованный участок из разряда общего перешла в статус специального водопользования. Однако районный суд, который удовлетворил иск прокуратуры о расторжении договора аренды, чем руководствовался нормами права, которые регулируют общее водопользование, а не специальное. Это, так сказать, юридическую сторону дела, и ставить точку в ней явно рано, поскольку в суде первой инстанции свет клином не сошелся. Но существует еще и моральный аспект, который свидетельствует, что развязанная против арендатора война принесет пользу разве что ее инициаторам, а не территориальной сельской общине в целом. 
blog comments powered by Disqus
baner 1
при использовании материалов ссылка на Выборы.org обязательна.

© 2002—2017 «Выборы.ORG»