Войти с помощью

Аналитика
26 августа

ПУТИН 4.0. КАК КРЕМЛЬ БУДЕТ ДЕЛАТЬ ВЫБОРЫ

Главная проблема легитимации победителя — обеспечение явки, когда всем все ясно и так, — не имеет хороших решений.
 
Хотя Владимир Путин пока не делал официального заявления о своем выдвижении на "второй последовательный" президентский срок, старый ритуал ухаживания за своим традиционным избирателем в этом электоральном сезоне соблюдает неукоснительно. Правда, на четвертый раз стало заметно, что российский правитель не вытягивает свою норму, — как ни странно, такое может происходить даже с театром «Кривое зеркало» Евгения Петросяна.
 

Реликт-президент

 
Отсюда и вызвавший недоумение и ставший попыткой вторгнуться на территорию Алексея Навального экспромт — общение с умными детьми в сочинском центре «Сириус» (финансируемом его собственным «кошельком» — Сергеем Ролдугиным), где Путин отчаянно перевирал статистику. То есть раньше он мог менять акценты, умалчивать о каких-то данных в неподготовленной аудитории — в Сочи он прямо и полностью противоречил общеизвестным данным государственных ведомств, которые ему подчиняются.
 
В «Сириусе» же он вновь подтвердил, что интернетом не пользуется, а это сегодня звучит так, будто человек расписался в своем невежестве в годы интенсивной борьбы с неграмотностью. Ранее эта «милая старомодность» привлекала к нему побитого жизнью отставного военного, работягу с технологически отсталого завода, охранника угодий закрытого колхоза, а главное — их жен и сестриц. Кумушки раннего предпенсионного возраста — это основной электоральный кулак Путина, как, в общем, и во многих странах, где они являются ядром консервативного электората.
 

Но времена изменились

 
Как бы ни выглядела испещренная запретами российская Сеть, в ней ежедневно находятся десятки миллионов пользователей разных возрастных и социальных категорий. И признание Путина в том, что ему до сих пор приносят «распечатки из интернета», в котором еще неизвестно что «напечатают» (даже в холуйском фильме Оливера Стоуна смартфон Путину дал охранник — сам он, по-видимому, до сих пор стучит по кнопкам какой-нибудь перепаянной «Нокии», как это делают многие пенсионеры), теперь не находит адресата. Скажем, тот же Дональд Трамп, чью избирательную кампанию, позабыв о своем непосредственном начальстве, так остервенело проводили российские СМИ, старше Путина на семь лет, но при этом бодро пользуется рядом новейших технологий.
 
Этот прокол был учтен политтехнологами — Путина отправили в Тыву, далекий буддийский вассалитет, откуда планомерно выживается русское население. Там российский диктатор, отдохнув от умных детей и рабочих Лебединского ГОКа (принадлежащего скомпрометированному олигарху Алишеру Усманову), должен был обратно вжиться в образ простого русского мужика, мечтающего о поимке щуки и воплощающего эту свою нехитрую мечту. Потом Путин пропал. По словам вице-премьера Игоря Шувалова, он «просто заболел». По Сети же ходит версия об очередном курсе омоложения, а самые ушлые утверждают, что он снова стал отцом, причем ребенок уже не Алины Кабаевой. Во всех этих версиях легко просматриваются акценты, которые так или иначе будут использованы с пользой для Кремля: Путин — все еще человек, не только стремящийся выглядеть молодо, но и вполне еще полный сил. Но все они вторичны.
 
Об информационной экономике, о которой еще в начале лета озаботился хозяин Кремля в контексте Петербургского международного экономического форума (ПМЭФ), прошедшего в этом году настолько неудачно, сразу же забыли. Как видим, наскоки хозяина Кремля на новую эпоху, в которой ему, естественно, тоже хотелось бы доминировать на «национальном уровне», терпят поражение.
 

Однако и с традиционным образом тоже не все ладно

 
Кремлю явно что-то надо делать с гримерами — на этот раз, высмеянный последним районным изданием в Америке, фирменный показ торса вождя сработал как-то не так. Не исключено, что эта серия ляпов кроется в самом по себе возрасте и обычных практиках окружающих Путина помощников-политтехнологов (неудивительно, что один из них, многие годы проедающий кремлевские гранты, — Константин Костин — даже подал в суд на издание, рассказавшее, что он ищет образ будущего для кампании Путина, но пока что не нашел). Мудрецы вроде Глеба Павловского давно изгнаны со двора, а все эти костины, ярины и кириенки способны лишь повторять пройденное (отсюда и торс), а на современный сетевой социум смотрят с позиций вульгарного постмодернизма (отсюда и смешные штурмы Путиным интернета из оффлайна).
 
Причем одна из главных нынешних проблем диктатора состоит в том, что в силу своей паранойи он не может предстать перед избирателем в образе патриарха, окруженного детьми. Именно это вполне подходило бы ему по возрасту в качестве модели избирательной кампании. Но с женой Путин давно в разводе (не так давно фундаменталисты мистического «рашизма» подавали этот статус-кво как брак президента с Россией, ведь развода требует постриг), а слухи о его любовных связях со спортсменками нередко напоминают дымовую завесу. Да и показ среднему россиянину в нынешнее время вроде бы все-таки существующих дочерей-миллиардерш, одна из которых замужем за иностранцем из условно враждебных Нидерландов, вскипятит и без того перегретый мозг обычного ватника. Отсюда и полный распад смысловых конструкций «четвертого похода на выборы» (это если не считать двух премьерств).
 

Пенсионеры дороже ракет

 
Пока что более зримо и предсказуемо разворачивается в сторону избирательной кампании бюджетный инструментарий российского mafia state. Так, недавно подведены итоги исполнения федерального бюджета за первые семь месяцев 2017-го. Определились лидеры по части продолжающегося урезания трат — это здравоохранение (-20%) и, как ни странно, оборонные расходы (-8%).
 
Изо всех сил Кремль спасает расходы на пенсии и прочие социальные статьи — любопытно, что в этой сфере затраты уже превысили военные расходы (2,1 трлн руб. против 1,5 трлн.). Более того, социальные и пенсионные расходы по сравнению с тем же периодом 2016 г. показали номинальный рост на 11%. Мобилизация пенсионеров, таким образом, неизбежна.
 
Справедливости ради можно отметить, что российская власть нарастила расходы на образование на 4%, но это и неудивительно, ведь в отличие от прошлого министра Ливанова нынешний, фундаменталистка Ольга Васильева, четко знает, что делать. Ну а выборы в РФ массово подделывают не бандиты в масках, а обычный школьный учитель, и таких историй мы уже насмотрелись прошлой осенью, на репетиции президентских «выборов», «выборах» думских. Растут расходы бюджета на поддержку национальной экономики (+12%), что, похоже, означает раздачу средств или создание экономии для лояльного бизнеса. Хотя поддержка эта (чуть более 1 трлн руб.) в два с лишним раза меньше, чем траты на пенсии. Кремль, таким образом, сознает факт падения производства и пытается бюджетными расходами восполнить недоступность кредитов для реального сектора. Это очень похоже на старт процессов в Венесуэле или Иране, впоследствии практически полностью уничтоживших их экономику. Все-таки государственная казна не может быть полноценной заменой расширенному кредитованию, поскольку обюрокрачивает все вокруг себя. Потому реальный сектор РФ обречен на застой.
 
Показательно, что власть стремится сохранить уровень содержания силовых структур и расшатанной воровством бюрократической вертикали. Но денег уже явно не хватает. Ассигнования на национальную безопасность и правоохранительную деятельность сокращены почти на 2%, до 963 млрд руб. Снижение трат на общегосударственные вопросы — на 1%, до 599 млрд руб. Отсюда и опора на более дешевые организационные структуры — «Национально-освободительное движение» Евгения Федорова, СЕРБ, а также близких к опальному протоиерею Всеволоду Чаплину мракобесов-погромщиков из «Сорока сороков».
 
Да и в целом Путину еще никогда не приходилось избираться с такого низкого старта, по сути, все его третье президентство минуло в условиях стагнации и ухудшения. Но ведь даже в 1999–2000 гг. шел бурный процесс восстановления экономики. Путин, как считалось, был в этом смысле фартовым, а под малопредсказуемый кризис 2008 г. сумел подставить Дмитрия Медведева (до сих пор играющего при нем роль, которую казанский царь Симеон Бекбулатович играл при Иване Грозном). Ведь опросам ВЦИОМ или Левады давно нельзя доверять, и не только потому (хотя это более системная причина), что люди говорят то, что от них хотят услышать, а потому, что обе организации резко повышают рейтинги Путина после получения очередного государственного гранта или тендера. Но когда с финансированием возникают проблемы, этот ключевой для Кремля показатель «вдруг» заваливается. А что там сочиняет бывшее ФАПСИ, в 2003 г. распределенное между четырьмя силовыми ведомствами и отчасти сохранившееся в ходе множества пертурбаций в качестве сегмента минсвязи, и подавно неизвестно. Поэтому о подлинном уровне симпатий к Путину никто и ничего не может сказать наверняка.
 

Довериться некому

 
Не все так просто и с лояльностью. Так, практически мгновенная ликвидация телеканала «Лайф», то ли в силу проматывания им огромных средств, то ли из-за бегства сына его руководителя Арама Габрелянова в США, то ли по итогам прокола слежки за семьей Навальных во Франции, выглядела все-таки достаточно грубо. Ведь издержки занятий патриотизмом (вроде недавнего возвращения США к практике работы визового отдела советских времен в ответ на требование сокращения сотрудников) ранее перекрывались немыслимыми зарплатами в информационной сфере.
 
Трудно стало Кремлю и с правыми радикалами: даже в сервильной Думе начались перепалки между конформистами и находящейся в украинском розыске Натальей Поклонской, преуспевшей в том, чтобы практически всех утомить своим царем Николаем.
 
Радикалов левых, если под таковыми не понимать сталинистов, в России больше нет. Ведь в кармане у Кремля теперь находится бывший писатель Эдуард Лимонов (Савенко), еще один писатель, попович Шаргунов, депутатствует от КПРФ, а неудавшийся политический лидер этого фланга Захар Прилепин брошен на окормление российских наемников в Донецке.
 
Похоже, в попытке создать конкуренцию Навальному из тюрьмы в срок (при желании, накинуть пару лет было бы несложно) освобожден бывший лидер давно почившего «Левого фронта», правнук основателя МГИМО Ивана Удальцова и племянник посла России в Латвии Сергей Удальцов. Этот сюжет шит белыми нитками — еще в тюрьме Удальцов перевоспитался, полюбил Путина, поддержал оккупацию Крыма и политику Кремля на востоке Украины и главным объектом своих нападок сразу же сделал Навального. Так что если Удальцова и зарегистрируют кандидатом на весенние выборы 2018 г., то лишь в случае игры с регистрацией Навального (или возникновения других возможных рисков для Путина), да и то выдвигать его будет, говоря метафорически, федеральная система исполнения наказаний.
 
Потешные войска КГБ-ФСБ отплясывают чечетку и на коричневом фланге — к примеру, некий список национальных лидеров формируют сбитые летчики Игорь Гиркин, Леонид Ивашов, командовавший «броском на Приштину», и Юрий Болдырев, в прошлом один из основателей «Яблока», в 1995–2001 гг. — заместитель председателя Счетной палаты РФ.
 
Учитывая, что популярность реваншистских взглядов в народных массах явно не спадает, вряд ли кого-то из них допустят до президентских выборов. Так что задача этой троицы — под публичное самобичевание по поводу мытарств ультраправых диссидентов, таких как Квачков или Мухин, всячески мутить воду и поклевывать Навального справа. Впрочем, эту компанию можно использовать и для других целей.
 
Сегодня, когда сайт «Спутник и погром» Егора Просвирнина, нациста с либеральными экономическими взглядами, был сброшен с кремлевского баланса, эту категорию населения необходимо кем-то окучивать. Можно уже сейчас заметить, как кураторы распределяют крупнейших блогеров по продвижению тех или иных опереточных фигур: Анатолия Несмияна («эль-Мюрида») делегируют к Удальцову, хотя еще недавно он пытался уцепиться то за Гиркина, то за Навального, а Максима Калашникова отправляют в коричневый отряд.
 
Координировать этот империалистический батальон (чтобы он уж точно никуда не дошел) будет такой себе Владимир Филин, уроженец Киева с богатой биографией, имеющий отношение к известной в свое время в определенных кругах фирме FarWest LLC. Но на основных фронтах электоральной страды тоже кипит конкуренция между разными проектами, вернее, версиями застройки пространства выборов.
 

Что делать с геронтами

 
По поводу «старичков» — Жириновского, Зюганова и Миронова, а также Явлинского в роли социал-демократа, записного национал-предателя и недотроги, существуют разные точки зрения. Например, пускать только их плюс какой-нибудь либеральный симулякр вроде подзабытого со времен перестройки Сергея Станкевича или сотрудника администрации президента, бизнес-омбудсмена Бориса Титова. В общем, старый цирк с парой новых клоунов спектакль не испортит. Но высказанное, судя по интенсивности его повторения, желание Путина победить при 70%-ной явке настолько не вяжется с обычным «Кривым зеркалом» его избирательных кампаний, что вынуждает рассмотреть и другие варианты.
 
Прежде всего отправлять дедушек на пенсию вовсе не обязательно — как минимум речь идет о Явлинском, который, вполне возможно, обменял слив общепартийной кампании (на «выборах» в Думу ее вели, похоже, лишь Дмитрий Гудков и Владимир Рыжков  в своих округах) на бенефис в 2018-м. Речь, разумеется, не идет о серьезном успехе, но в принципе почему бы в качестве подарка при выходе на пенсию Путину и не приказать намалевать Явлинскому второй результат? Ведь именно Геннадию Алексеевичу он обязан избранием премьер-министром в 1999 г. — без голосов его фракции этого не случилось бы.
 
Да и сам Путин, если проследить за его биографией, теми или иными политическими решениями просто душой прикипел к «системным либералам». Если бы это было не так, кто позволил бы экс-министру экономики Алексею Улюкаеву «крошить батон» на Игоря Сечина в ходе открытого судебного процесса? Но, разумеется, это во многом экзотический сценарий — при всем цинизме российских организаторов «выборов» сегодня в их мотивации преобладают страх, догматизм и феерическая глупость, поэтому сцену объятия последних, «закрывающих» героев 90-х, Путина и Явлинского, в финале президентской кампании они себе представить не могут. Ведь не за развитое же воображение их туда взяли.
 
Формула 70/70/70 — иными словами, получение более чем двух третей голосов в более чем двух третях регионов при двух третях явки — в нынешнем случае предполагает либо бешеную интригу, либо бешеную мобилизацию, либо бешеную фальсификацию.
 
Первые два сценария вызывают испуг как клиента, так и обслуживающего персонала. Ведь интрига означает допуск Навального, а соответственно, реально конкурентный дизайн кампании. Но как такой делать, обслуживающий персонал давно забыл, поскольку, по сути, с 2000 г. ничем таким и не занимался.
 
Максимальная мобилизация избирателя потребовала бы, скорее всего, военных действий. Причем не всяких, а таких, которые можно было бы выдать за успех. Отсюда, конечно, определенные сентябрьские риски для Беларуси — вряд ли они реализуются, но потенциально быстрое присоединение Беларуси и новый виток кардинального обострения с Западом вполне решил бы задачу мобилизации российского избирателя на поддержку власти.
 
В свою очередь, затянувшаяся война с Украиной не пользуется поддержкой ни элит, ни народных масс, пусть и по разным причинам для разных группировок. Но вариант мобилизации через войну у Путина получился в 2014 г. экспромтом — фактически с подачи Януковича, притом что Вторая чеченская война была затеяна еще при Ельцине, а с Грузией формально воевал Медведев. Так что Путин — совсем не великий вояка, разве что со щуками. Отсутствие гарантий для него лично отнюдь не его стиль.
 
Вся власть — субъектам 
 
Остается массовая фальсификация. Но и с ней возникают проблемы, ведь краевая бюрократия хорошо знает реальные результаты выборов. Или, если взять другую сторону медали, как делаются официальные результаты, а это расшатывает ее веру в незыблемость высшей власти.
 
Между тем отношения Москвы с Казанью и Грозным крайне напряжены. Так, 11 августа истек срок действия договора о разграничении полномочий между Россией и Татарстаном. Он уже давно не давал никаких особых полномочий республике, но долгое время позволял местному руководству чувствовать себя на равных с Москвой. Несколько недель представители татарской элиты обсуждали судьбу отношений Москвы и Казани на  съезде Всемирного конгресса татар. В резолюции съезда делегаты попросили сохранить должность президента республики (главы других российских регионов не могут называться президентом), а также подчеркнули важность продления договора о разграничении полномочий. Но в Кремле отказались сохранять договор об особых полномочиях Татарстана. При этом Москва готова сохранить пост президента республики до 2020 г.
 
В апреле Путин принял нынешнего президента республики Рустама Минниханова. Официально пресс-служба Кремля сообщала, что одним из главных вопросов встречи был банковский кризис в Татарстане, в результате которого ЦБ отозвал лицензии у нескольких крупных региональных банков. Это тоже правда — Татарстан рухнул в свой дополнительный кризис, ведь большинство населения региона держало деньги в местных системных банках. Но Москва считает нужным подвергнуть дрессировке слишком долго цеплявшихся за свои нефтяные компании Татарстан и Башкирию, чтобы избавить их руководство и культурные элиты от последних иллюзий.
 
В свою очередь, 17 августа наместник Путина в Чечне Рамзан Кадыров счел «странным» отказ «Роснефти» от строительства в Чечне битумного завода. Кадыров выразил удивление сообщением «Роснефти» об отмене своего же решения построить в Грозном вместо НПЗ битумный завод. Теперь Чечне гарантируют только поставку сырья. «Если бы сразу так поставили вопрос, мы давно бы нашли инвестора» — гордо написал Кадыров в инстаграме (по-видимому, это был бы кто-то из Саудовской Аравии, где Кадыров перелил себе кровь пророка Мухаммеда).
 
В конце марта РБК сообщило, что «Роснефть» предложила вместо строительства в Грозном нефтеперерабатывающего завода мощностью 1 млн т нефти в год построить в столице Чеченской Республики битумный завод. А строительство НПЗ в Грозном компания сочла нерентабельным.
 
Не может Кадыров простить и того, что Кремль не помиловал немедленно его «орлов», расстрелявших Бориса Немцова, хотя и на отсидку их обещают отослать в Чечню, то есть, по сути, выпустить на свободу. Как видим, в Москве у Кадырова появляется все больше врагов.
 

Танцуют всех

 
В самом реалистическом варианте — забег с ветеранами вроде Зюганова и Жириновского со шлагбаумом перед всеми оппозиционерами, даже «конструктивными», естественным образом явку не нагнать.
 

Мобилизация избирателя очередной войной — чревата

 
Что касается терроризма, то за последние месяцы «уже и терактиками пробовали», но реакция довольно вялая. Более того, в Петербурге так и вообще изначально начали обвинять ФСБ, да общественное мнение на этих позициях и осталось. После такого провала Кремль боится назвать нападения в Сургуте терактами, хотя ИГИЛ уже взяла за них ответственность.
 
Поэтому остается либо отказ от высоких показателей явки, либо ее фальсификация, либо «рокировка» в Кремле (но опыт свидетельствует все-таки не в пользу такого припадка наивного доверия у Путина), либо рискованный, но красивый вариант с одновременным разрешением выдвинуться Явлинскому, Навальному и Удальцову, помощь в их раскрутке путем использования федеральных каналов. Лейтмотив может быть таким знакомым: «эти либералы и демократы никогда не могут объединиться».
 
В связи с этим любопытно наблюдать сегодня за кампанией в муниципальные депутаты в Москве, на которые допустили более тысячи кандидатов из «команды Дмитрия Гудкова», который поддержал выдвижение Явлинского в президенты. Гудкову, у которого немало «конструктивных» оппозиционеров в аппарате, надо набрать подписи муниципальных депутатов, чтобы выдвинуться в мэры Москвы против Сергея Собянина, а это хороший президентский трамплин (ровно за этим Москва нужна была четыре года назад и Алексею Навальному).
 
Что же, зарегистрировать всех и победить на фоне копошащихся электоральных карликов — такой сценарий сразу решил бы все проблемы Путина, и в разрезе результата, и в разрезе легитимности. Но для таких поворотов российский диктатор трусоват. Заметны даже поползновения его команды «собачьих парикмахеров» в сторону флирта с либеральными идеями, что означает не только проявление слабости, но и неготовность разорвать отношения с привычным окружением друзей-банкиров, друзей-газовиков и друзей-нефтяников, в прошлом товарищей по спорту, КГБ и петербургской мэрии...
 
Но выбирать Путину придется лишь из указанных вариантов.
 
Максим МИХАЙЛЕНКО
blog comments powered by Disqus
baner 1
при использовании материалов ссылка на Выборы.org обязательна.

© 2002—2017 «Выборы.ORG»