Войти с помощью

Аналитика
17 декабря 2017

Сергей Белановский: в России назревает левый реванш

В России приближается момент перехода власти, который может радикально изменить политическую ситуацию в стране. Очевидность этого факта, к сожалению, не всегда сопровождается должным осмыслением его последствий. 
 
Существует известное изречение, что военные всегда готовятся к прошлой войне. Это относится и к политикам. Трансформации, связанные с приближением транзита власти, уже начались. Дальнейшее развитие ситуации может принять неконтролируемый характер. Первые признаки утраты контроля видны уже сейчас.
 
Президент В.Путин в ближайшее время должен будет либо инициировать процесс передачи власти, либо он инициируется сам собой.
 
В этих условиях главной проблемой становятся не ошибки В.Путина и недостатки созданной им государственной системы, а устройство того мира, который возникнет после трансформации власти.
Транзит власти будет сопровождаться возникновением и активизацией новых политических сил. Состав этих сил, их баланс и динамика определят будущее страны.
 
Основным источником рисков для развития страны принято считать экономику. Однако в действительности главный риск исходит из сферы идеологии. Экономические процессы инерционны, тогда как идеологические могут протекать очень быстро.
 
Левый поворот или левый реванш?
 
М.Ходорковский в свое время опубликовал статью под названием «Левый поворот», в которой указывал на необходимость смещения государственной политики «влево», т.е. в направлении социальной поддержки широких слоев населения. С позиций сегодняшнего для можно сказать, что Ходорковский правильно понял проблему, но не полностью оценил ее политические последствия.
 
Более точным диагнозом, возможно, является недавнее высказывание одного «левого» оппозиционера, который написал, что спустя почти 30 лет после реформ 1991 г. российский народ так и не принял приватизацию. С экономической точки зрения это неприятие давно стало анахронизмом, но с политической представляет собой серьезную потенциальную силу, которая имеет шансы стать преобладающей.
 
Развитие политической ситуации, инициированное транзитом власти, может привести не к «левому повороту», а к «левому реваншу», фактически к «левой» революции. Эта революция не обязательно будет насильственной и одномоментной, как в 1917 г. Более вероятно, что это будет поэтапный и даже легитимный процесс, как в Венесуэле. Возникший в Венесуэле экономический и политический кризис иллюстрирует риски развития политической ситуации в направлении левого реванша.
 
Идеализация советского прошлого
 
Специфика России, отличающая ее от латиноамериканских аналогов, состоит в идеализации советского прошлого. Настроения левого реванша одновременно являются ностальгически просоветскими.
 
Российская власть начиная с 2000 г. много сделала для усиления ностальгически-реваншистких настроений в российском обществе. Нет нужды говорить, что это была крайне неразумная политика. Фактически власть делегитимизировала свой собственный государственный строй и ничего не сделала для его легитимизации. В результате лозунг «назад в СССР», пусть с оговорками, поддерживается значительной частью населения. 
 
При этом людей, которые по опыту знали, как реально была устроена советская плановая экономика, сегодня практически не осталось. Небольшое число ныне живущих госплановцев не могут решить проблему ее восстановления. 
 
Важно отметить, что даже в серьезных публикациях советской эпохи, например, в официально изданных «Методических указаниях по составлению государственных планов экономического и социального развития» процесс планового управления отображен в сильно искаженном виде. Многие механизмы планового управления не афишировались и были частью устной культуры номенклатурного слоя управленцев.
 
Сегодня в России советские механизмы планового управления утрачены. Более того, в новом технологическом укладе их восстановление уже невозможно. 
 
Люди, требующие восстановления советской экономической системы, не понимают, о чем говорят. В риторических целях они используют отдельные мифологизированные примеры якобы эффективной работы советских плановых институтов, сравнивая их с современными «ужасами». 
 
«Ужасы» во многом реальны, но в рамках логически упорядоченного мышления из них должны быть сделаны совершенно другие выводы, не связанные с возвратом в СССР. К сожалению, рациональное мышление является слабой основой для публичной риторики.
 
Правый и левый популизм
 
Человеческое сознание амбивалентно. В нем существуют конкурирующие очаги возбуждения, на которые может воздействовать пропаганда. 
 
«Левая» пропаганда апеллирует к таким чувствам, как стремление к комфорту, самосохранению, обеспеченностью едой и иными благами.
 
«Правая» опирается на психические механизмы коллективного выживания, благодаря которым человечество смогло сохраниться, как вид. К их числу относится само-отвержение, ощущение общности, чувство приобщения к силе.
 
Дилемма между левыми и правыми запросами хорошо выражена в известном афоризме «Пушки или масло?». Исторически этот вопрос был сформулирован, как альтернативный. Однако в действительности в пропаганде и реальных обществах он часто трансформируется в максиму «и пушки, и масло». Однако баланс между ними могут быть разным.
 
Поскольку и левый и правый популизм опирается на сильные биологические мотивации, пропаганда стремится апеллировать именно к ним. Логически несовместимые, эти два вида пропаганды часто объединяются. В результате возникает так называемая военно-социальная (war-welfer) пропаганда и государство.
 
Таким государством был СССР. Причем, в 70-е и 80-е годы баланс между правым и левым в массовом сознании сдвигался влево. Усиление левого запроса в широких слоях общества стало одной из причин «перестройки».
 
В сегодняшней России государство делает ставку на правую идеологию. После присоединения Крыма такая пропаганда была очень эффективна, однако в настоящее время наблюдаются признаки ее износа. Одновременно вновь усиливается левый электоральный запрос.
 
До 2014 г. Крым был для россиян важным символическим объектом, переход которого в состав другого государства воспринимался болезненно. Мощный пропагандистский эффект его присоединения был неожиданным для власти и превзошел все ее ожидания. Однако другого такого объекта (или иного политического деяния) в настоящее время не просматривается.
 
Прогноз на будущее таков: эффективность правой пропаганды будет снижаться, левый электоральный запрос будет расти.
 
Риск утраты экономической элиты
 
В ходе революции общество сначала уничтожает собственную элиту, а затем мучительно создает новую. Это особенно верно в тех случаях, когда революция приводит к смене не только власти, но и государственного строя.
 
В России события 1991 г. привели к фактическому уничтожению прежней советской элиты - не физическому, но как социального слоя.
 
Российскую постсоветскую экономическую элиту принято критиковать, и эта критика во многом обоснована. Тем не менее, в постсоветской России сложился слой экономической и чиновничьей элиты, мыслящей в категориях рыночной экономики и обладающей высокой квалификацией. 
 
Публичным транслятором мнений новой российской элиты сделался канал ТВ-РБК, эксперты которого демонстрируют высокий уровень компетентности, а также экономической и политической адекватности. 
 
Рост и укрепление этого квалифицированного, реалистично мыслящего социального слоя, повышение его качества – залог перехода страны к новому экономическому росту. Утрата, размывание или деградация приведет к противоположному результату. Это следует считать главной угрозой существованию страны.
 
«Левый реванш» станет попыткой смены государственного строя, восстановления советской государственной системы. Этот процесс вряд ли удастся довести до конца, но он приведет если не к уничтожению, то к ослаблению российской экономической элиты. Многие ее представители уедут из страны, для этого у них есть все возможности. Следствием станет усугубление экономического и политического кризиса, который будет иметь тяжелые последствия.
 
Ресурс компетентности и риторический ресурс
 
Умеренные либералы и технократы (сегодня эти слова стали синонимами) являются наиболее адекватной частью российского общества. Они понимают, как устроено государство и не настроены идти по пути экстремистских мер. Их предложения можно подвергать критике, но очевиден профессионализм, конструктивный настрой и способность корректировать свои действия сообразно обстоятельствам.
 
Технократы-либералы прекрасно владеют профессиональным языком и способны формулировать на этом языке свои предложения. Их сильная сторона - реалистичность мышления, понимание сложности ситуации и границ предлагаемых ими мер.
 
К сожалению, при попытках объяснить свои предложения непрофессиональной аудитории либералы-технократы скатываются в канцелярит. Обладая ресурсом компетентности, они не обладают риторическим ресурсом. За пределами узкого круга профессионалов они не убедительны (скорее наоборот).
 
Оппозиционные политики, по крайней мере некоторые из них, напротив, обладают риторическим ресурсом. Однако они не обладают ресурсом компетентности. 
 
К примеру, Явлинский, в определенной мере владеющий риторическими навыками, публично заявил, что, если он станет президентом РФ, он поднимет темп роста ВВП до 5%. К сожалению, он не объяснил, как и за счет чего он собирается это сделать. То же можно сказать по поводу Собчак и Навального. Последний предлагает реализовать репрессивные меры против отдельных коррумпированных персоналий, но не предлагает никакой позитивной программы. Число подобных примеров можно умножить.
 
Нужно подчеркнуть, что перечисленные оппозиционные политики придерживаются умеренных взглядов и в этом смысле не являются максимально возможным злом. Однако «идущий за ними» может оказаться сильнее.
 
С 2000 г., а возможно и раньше, либералы-технократы года привыкли мыслить в рамках государственной авторитарной парадигмы, которая обеспечивает силовое прикрытие реализуемых ими мер. В результате отпала необходимость публично защищать свои мнения. Риторический ресурс оказался утраченным.
 
Краткий экскурс в риторику
 
Публичная риторика пережила вершину своего развития в Древней Греции (Демосфен) и второе рождение - в республиканском Древнем Риме (Цицерон).
 
В классической риторике разделяют пять частей: инвенцию (изобретение мысли), диспозицию (расположение материала), элокуцию (выбор лексики), меморию (запоминание, чтобы не читать по бумажке), акцию (произнесение).
 
Современные российские технократы, опирающиеся на ресурс своего образования, инстинктивно считают главной инвенцию. Тем интереснее будет дошедший до нас ответ Демосфена на вопрос: "Какая самая важная часть риторики?" Демосфен: акция. А вторая по значимости? Демосфен: акция. А третья по значимости? Демосфен: акция.
 
Российских оппозиционеров вряд ли можно сравнить с Демосфеном и Цицероном, но по сравнению с технократами они - корифеи публичной риторики. В публичном споре их победа неизбежна.
 
Конфликт в либеральном лагере
 
Либерально-технократический лагерь оказался разбит на противоборствующие сегменты, лидерами которых являются А.Кудрин и Б.Титов. Различия в их взглядах связаны с представлениями, касающимися бюджетной и денежной политики. В остальном их мнения схожи.
 
Объявляя друг друга главными идеологическими соперниками, представители обоих лагерей готовятся к «прошлой войне». В действительности их общим противником являются левые идеологи, которые в обозримом будущем могут захватить политическую инициативу.
 
В свете наступающих событий такие документы, как «Стратегия 2018 – 2024» и «Стратегия Роста» могут утратить реализм до начала их осуществления. Идейные разногласия авторов этих стратегий окажутся несущественными.
 
Раскол либерально-технократического лагеря раскалывает и их общий электорат, лишая их даже той общественной поддержки, которой они потенциально обладают.
 
Выводы
 
В России назревает левый идеологический реванш, следствием которого станет политический и экономический кризис, ставящий под угрозу существование страны. 
 
Либералы и технократы игнорируют эту угрозу и не готовятся к ней. В результате они могут быть очень быстро вытеснены из власти и из политики.
 
Ситуация усугубляется конфликтом между лагерями либеральных технократов, ведущий к расколу их электората. Лидерам этих лагерей необходимо урегулировать разногласия и объединиться перед лицом общей угрозы.
 
Начиная с 2000 г. либералы ничего не сделали для публичного продвижения своих идей. Многие положения либерального дискурса оказались утрачены. Сегодня необходимо восстановить публичный либеральный дискурс, способный идеологически противостоять левому реваншизму.
 
Сергей Белановский
blog comments powered by Disqus
baner 1
при использовании материалов ссылка на Выборы.org обязательна.

© 2002—2018 «Выборы.ORG»