Войти с помощью

Аналитика
9 сентября

Есть ли место для реальной оппозиции в политической системе России?

Единый День Голосования (11 – 13 сентября) во многом даст ответ на этот вопрос.

Нынешние выборы – первые после внесения изменений в Конституцию РФ – являются серьезной пробой сил для многих составных частей российской политической системы: «административного ресурса» и «партии власти» в лице прокремлевских региональных элит и «Единой России» (что в регионах не всегда является идентичными понятиями), региональных контрэлит, «старой системной оппозиции», «новой системной оппозиции» и, разумеется, реальной оппозиции, которая, в свою очередь делится на националистическую и либеральную (впрочем, нередко выступая единым фронтом, в силу чего даже российские либералы далеко не всегда могут публично дать приемлемый для украинцев ответ на вопрос «Чей Крым?»).

Суммарно по итогам 9 тысяч отдельных избирательных кампаний будет распределено 78 тысяч мандатов. Разумеется, эти кампании совершенно различного уровня и значения, ключевыми среди которых являются 4 кампании по довыборам депутатов Государственной думы по освободившимся мажоритарным округам, 18 избирательных кампаний губернаторов регионов, 11 выборов региональных парламентов и 22 голосования в муниципальные собрания региональных столиц и крупных городов.

В связи с тем, что после внесения поправок в Конституцию РФ по результатам плебисцита, Кремль заинтересован в том, чтобы продемонстрировать и российской, и международной общественности естественный характер российской политической стабильности, власть «на местах» получила четкую установку – в Единый День Голосования (ЕДГ) побеждать, не переходя «красных линий».    

В качестве компенсации за видимое «соблюдение приличий», региональная власть получила как прямую поддержку Президента Владимира Путина, который провел видеоконференции с 17-ю действующими губернаторами регионов / президентами автономий и исполняющими обязанностями, баллотирующимися на новый срок (кроме и.о. губернатора Еврейской Автономной Области Ростислава Гольдштейна, где отсутствует даже намек на интригу), так и механизм трехдневного голосования.

Формально, закон о трехдневном голосовании не распространяется на нынешний ЕДГ, однако, эта процедура была распространена решением российской Центральной Избирательной Комиссии как мера, предпринимаемая в условиях эпидемии COVID-19. При этом досрочное голосование возможно вне избирательных участков.  

Избирателям предлагается несколько форм досрочного голосования, которое становится возможным не только на самих избирательных участках, но и на дому, на придомовых территориях и в малых населенных пунктах с «затрудненным доступом». Понятно, что голосование «вне участков» открывает огромные возможности для использования всех форм «административного ресурса», включая прямые фальсификации.

Наиболее яркий показатель – голосование в первые полтора дня. В регионе с одним из наиболее явных «административных ресурсов» и наименьшей политической конкуренцией – Татарстане, явка на президентские выборы составила 27,5%, в то время, как в одном из наиболее протестных регионов с высокой политической конкуренцией – Иркутской области, явка на губернаторские выборы более чем в три раза ниже – 8,1%.

К слову сказать, именно расследованием незаконного обогащения президента Татарстана Рустама Минниханова и его семьи Алексей Навальный занимался накануне своего отравления, и шокирующий отчет был обнародован Фондом Борьбы с Коррупцией (ФБК) буквально накануне ЕДГ.

Аналогичная ситуация и с выборами в региональные парламенты: за полтора дня в Белгородской области, которой вот уже 31 год (начиная с должности первого секретаря обкома КПСС!) жестко руководит губернатор Евгений Савченко, явка составила 24,12%, в той же Иркутской – только 7,1%.

Дополнительный «фильтр» для неугодных – усложнение механизма сбора подписей для выдвижения кандидата: во-первых, теперь избиратели должны сами прописывать свою фамилию, имя и отчество в подписных листах, а максимально допустимое число «бракованных» подписей для регистрации кандидата снижено с 10% до 5%.

Кроме того, «старая системная оппозиция» (КПРФ, ЛДПР и «Справедливая Россия») рассматриваются Кремлем как вполне приемлемая альтернатива. В той же протестной Иркутской области противостояние «Единой России» и и.о. губернатора генерал-полковником МЧС Игорем Кобзевым (формально – самовыдвженец) с КПРФ и ее кандидатом Михаилом Щаповым, поддержанным частью местных элит, не сильно беспокоит Кремль. А в Новосибирске вообще сложилась ситуация de facto коалиции ЕР и КПРФ с мэром-коммунистом Анатолием Локтем против поддержанной Алексеем Навальным коалиции «Новосибирск-2020» и ее кандидата в мэры Сергея Бойко.

Дополнительно для размывания протестного электората и в качестве тестирования электоральных перспектив на будущие парламентские выборы, в бой брошены новые сателлитные проекты Кремля – «За правду!» писателя и боевика в конфликте на Донбассе Захара Прилепина (лояльная лево-патриотическая «оппозиция»), «Новые люди»  крупного бизнесмена Андрея Нечаева – основателя одной из крупнейших российских компаний прямых продаж собственной косметики, одежды, аксессуаров и обуви Faberlic (лояльная либеральная «оппозиция»), «Партия прямой демократии» создателя игры World of Tanks Вячеслава Макарова (именуемая «Партией танков» – лояльнаялибертарианская «оппозиция»),  «Зеленая альтернатива», неформальным лидером которой стал художник Василий Ложкин (лояльная экологическая «оппозиция») и «Сильные женщины» во главе с певицей Валерией – Аллой Перфиловой (партия «одного вопроса» – права женщин и борьба с домашним насилием; «раскруткой» проекта занимается муж Валерии – музыкальный продюсер Иосиф Пригожин).

Что же касается реальной оппозиции, то она применяет две тактики. В нескольких регионах, где сильным лидерам протестных настроений дали возможность зарегистрироваться, они борются за победу и намереваются провести в местные органы свои фракции. Однако, основной прием – тактика «умного голосования», разработанная Алексеем Навальным и впервые реализованная в ЕДГ в 2019 году. С прошлого года база сторонников «умного голосования» в РФ расширилась вдвое;  сторонникам протестного голосования предложено поддержать 1171 кандидата на выборах всех уровней, кроме губернаторского (на выборах глав регионов рекомендуется в первом туре голосовать за любого кандидата, кроме действующего главы). Эти кандидаты, независимо от партийной принадлежности, имеют максимальные шансы победить ставленников власти, и «умное голосование» в регионах с невысокой явкой повышает шансы оппозиции на расширение своего представительства в местных парламентах и советах.

Что касается возможных последствий, то многое зависит от того, насколько неприемлемым для российского общества окажется применяемый «административный ресурс», и готова ли российская власть «выпустить пар», допустив локальные победы оппозиционеров в ряде регионов и муниципалитетов. Если фальсификации окажутся вопиющими, то в сочетании с недавним опытом ряда успешных протестных акций (например, против свалки в Шиесе Архангельской области или разработки шихана Куштау Башкирским содовым комбинатом) и напряжением, вызванным отравлением Алексея Навального, это может привести к масштабному противостоянию гражданского общества с российской властью…

blog comments powered by Disqus
baner 1
при использовании материалов ссылка на Выборы.org обязательна.

© 2002—2020 «Выборы.ORG»