Войти с помощью

Технологии
27 сентября 2013

Cоциальные сети против правящих режимов

«Шесть человек. 10 минут на креатив и принятие решения. Несколько часов распространения информации по сетям, Facebook, блогам, SMS и e-mail-рассылкам». Так молдавская журналистка Наталья Морарь описала в своем блоге на Живом Журнале «кухню» акций протеста против результатов парламентских выборов в Молдове в апреле 2009 года.

По данным организаторов, 7 апреля, не смотря на то, что была не благоприятная погода, на улицы Кишинева вышло около 15 тыс. человек. Протестующие захватили правительственные здания и устроили массовые беспорядки. Впрочем, все это не изменило исход выборов, где снова победили коммунисты.

Похожие акции протеста, в предыдущие годы прошедшие в Грузии, Украине и Киргизии, называли «революцией роз», «оранжевой» и «тюльпановой» революцией. Но события в Молдове, по выражению западных СМИ, стали «революцией Twitter'a». А все потому, что сервис микроблогов наряду с другими социальными сетями сыграл решающую роль в организации акций протеста.

Twitter-революция произошла в июне того же 2009 года, но уже в Иране, превратившись в самые массовые беспорядки со времен переворота 1979-го. К 2009-му в Иране доступ к интернету имели около 35% населения страны — достаточно высокий показатель среди стран Ближнего Востока. Всемирная сеть стала самым эффективным источником информации и связи для протестующих, несмотря на то что власти пытались блокировать доступ к оппозиционным ресурсам и социальным сетям. Еще активнее заговорили о роли соцсетей в борьбе с авторитарными режимами после серии массовых акций протеста, начавшихся в 2010 году в странах Северной Африки и Ближнего Востока и получивших название «арабской весны».

Сегодня популярны два полярных мнения о значении социальных сетей в современных революциях. Согласно первому, перевороты являются порождением таких сервисов, как Facebook и Twitter. Другая точка зрения в том, что социальные сети являются лишь информационным каналом, обслуживающим революцию, но не способствуют революциям сами по себе. Очевидно, что первое утверждение преувеличено, поскольку политические перевороты успешно совершались на протяжении тысяч лет без любых IT-технологий. Массовые акции протеста в Грузии, Украине и Киргизии происходили еще до того, как Facebook и Twitter получили широкое распространение или их вообще не было. Революции на Ближнем Востоке созревали десятилетиями — они обусловлены экономическими, социальными и демографическими причинами. В странах региона сегодня наблюдается так называемый молодежный бугор — высокий удельный вес молодых людей в популяции. Среди них большой процент имеют высшее образование и в то же время очень много безработных. Неудивительно, что молодые, образованные и безработные люди, недовольные политикой правительства, хотят изменить свою жизнь.

Заметим, что в Китае, где самое большое сообщество интернет-пользователей (около 485 млн человек) и живет оно в условиях социального неравенства и ограничения гражданских свобод, революций нет. Власти, конечно, блокируют доступ к «вражеским» сайтам и сервисам, но то же происходит и в других странах во время волнений, и повсюду, в том числе и в Китае, люди обходят такие запреты.
С другой стороны, Facebook-революции не похожи на революции былых времен. В Молдове организаторы акции протеста подавали заявку на это мероприятие из расчета 50 протестующих, тогда как неожиданно пришли тысячи. Примечательно, что официальная молдавская оппозиция открестилась от участников акции. Белорусское движение «Революция через социальные сети» утверждает, что оно не связано со «штатной» оппозицией, которая играет по правилам действующего режима. В Египте интернет-активисты также подчеркивают, что не принадлежат ни к одной из политических партий.

Власти авторитарных государств боятся социальных сетей. Доступ к ним ограничивают не только там, где волнения уже начались, но и в пока что спокойных странах — для профилактики. В августе судебным решением в Казахстане вновь заблокировали доступ к ЖЖ и LiveInternet, поскольку эти ресурсы будто бы призывают к терроризму. Китайские власти блокируют результаты поиска в интернете по слову «Египет». А в Узбекистане, последовав примеру Китая, решили создать свою карманную социальную сеть Muloqot (переводится как «общение»). Сирийские же власти в феврале 2011 года, наоборот, открыли доступ к Facebook и YouTube, хотя до этого годами держали сервисы под замком. По одной из версий, спецслужбы, получив достаточную квалификацию, теперь будут отслеживать протестные настроения граждан и в интернете.

Тунис

Тунис стал первой страной Ближнего Востока, где начались массовые акции протеста, распространившиеся на Египет и другие страны региона. Толчком для волнений в Тунисе стало самосожжение уличного торговца овощами Мохаммеда Буазизи 17 декабря 2010 года. Молодой человек решился на крайний шаг после того, как представитель местной администрации — женщина запретила торговать, конфисковав весы и сбросив товар на землю. Когда в мэрии ему отказались помочь, торговец облился горючим и поджег себя на городской площади. Его поступок вызвал серию подобных актов по всей стране. Уже через неделю в пригороде Сиди­Бузида, где произошло самосожжение Мохаммеда Буа-зизи, начались акции протеста против коррупции и безработицы, обернувшиеся массовыми беспорядками. Вскоре волна протеста накрыла всю страну и заставила бежать из Туниса президента Зин эль-Абидин Бен Али. Facebook и Twitter стали важными каналами информации для протестующих. Об этом свидетельствуют попытки властей контролировать социальные сети во время волнений. Кроме того, считается, что одним из спусковых механизмов тунисской революции стали публикации на сайте WikiLeaks, свидетельствующие о все более неоднозначном отношении правительства США к режиму Бен Али.

Египет

События в Тунисе послужили толчком для революции в Египте, в результате которой 11 февраля 2011 года ушел в отставку президент Хосни Мубарак, находившийся у власти 30 лет. Однако египетская революция начала зарождаться в социальных сетях гораздо раньше. Весной 2008 года в Facebook сформировалась группа людей, поддерживающих рабочих фабрики города Эль-Махалла-эль-Кубра, которые собирались провести забастовку 6 апреля. Впоследствии движение в интернете получило название «6 апреля». Участники этого сообщества с помощью Facebook, Twitter и блогов привлекали внимание общественности к забастовке, обеспечивали информацию для СМИ, оповещали бастующих о действиях полиции и помогали им с правовой защитой. Движение действует до сих пор, сыграв важную роль в организации массовых акций протеста в начале этого года. В то же время непосредственным толчком для волнений стало убийство полицейскими 28летнего блоггера Халида Саида 6 июня 2010 года. Сразу после этого директор по маркетингу Google в странах Ближнего Востока и Северной Африки Ваиль Гоним создал в Facebook страницу под названием «Мы все — Халид Саид». Уже через месяц на этой странице было зарегистрировано 85 тыс. пользователей, а к концу года ее посещали 500 тысяч человек. 25 января 2011-го в Египте начались массовые демонстрации, а 28 власти заблокировали работу египетских интернет-провайдеров — Link Egypt, Vodafone/Raya, Telecom Egypt и Etisalat Misr. Выход из этой ситуации нашли Google, Twitter и стартап SayNow (приобретен Google). Эти компании оперативно разработали сервис speak2tweet (Speak To Tweet), позволяющий переводить голосовые сообщения через телефонную связь в текстовые сообщения на Twitter. Для этого необходимо позвонить на один из международных телефонных номеров и оставить голосовое сообщение. Таким образом участники акции протеста даже без доступа к интернету могли размещать на Twitter последние новости из эпицентра событий. Власти, со своей стороны, также воспользовались оружием мятежников: по словам Ваиля Гонима, сторонники Мубарака создали несколько сотен подставных аккаунтов на Facebook, где пытались дискредитировать протестующих рассказами о том, что их действия проплачены.

Беларусь

«Революция через социальную сеть» — так в Беларуси называется организованная через интернет кампания против политики режима Александра Лукашенко. Основными площадками для координации уличных протестов служат социальные сети Facebook и «ВКонтакте».

Первая акция «Революции через социальную сеть» прошла 8 июня этого года, в среду. С тех пор акции повторялись каждую среду (а также 3 июля, в День независимости Беларуси) вплоть до конца июля. Протесты носили мирный характер, напоминая флешмобы. Например, протестующие могли просто молчать, хлопать в ладоши или в назначенное время включать звуковые сигналы мобильных телефонов. В ответ на это власти блокировали доступ к сайту «ВКонтакте» накануне акций протеста. А на Twitter хэштеги (специальные ключевые слова), относящиеся к акциям протеста, неизвестные заполняли мусорными сообщениями. Власти и силовые структуры (кроме милиции, постоянно работали люди в гражданском) прославились и вне интернета. Например, помимо политически активных музыкантов, таких как группа «Ляпис Трубецкой», была запрещена песня Виктора Цоя «Перемен». Среди арестованных были не просто случайные прохожие, оказавшиеся неподалеку от места проведения акций протеста, но и беременная женщина, мужчина, гулявший с собакой (ее также забрали в участок), а также дедушка с полуторагодовалой внучкой и однорукий инвалид, обвиненный в хлопании в ладоши в публичном месте. В белорусский парламент поступил законопроект, предполагающий ответственность за несанкционированное «массовое организованное бездействие». В случае его принятия людей можно наказывать даже за то, что они стоят в очереди за продуктами.

blog comments powered by Disqus
baner 1
при использовании материалов ссылка на Выборы.org обязательна.

© 2002—2019 «Выборы.ORG»