Войти с помощью

Архив
26 декабря 2002

Электоральная география

Символом публичной политики в Украине стали соревнующиеся между собой результаты социологических опросов. Нам называются некие числа, которые как предполагается должны для нас нечто обозначать. Если учесть что для 7% населения термин «социологический опрос» совершенно ничего не говорит, а остальные весьма туманно представляют что конкретно означают эти данные, то они несут лишь пропагандистскую нагрузку, рассчитанную на склонение к большинству неопределившихся. Но для политически заинтересованной публики, политиков, лидеров общественного мнения, обществоведов они несут и более практическое значение. Предоставляемые им к размышлению практической социологией данные имеют значение как точки отсчета для структуризации их картины того, что происходит в социуме. Они могут иметь фрагментированные интуитивные догадки об общей картине, но, как правило, они грешат на впечатления от их широкого но, тем не менее, ограниченного круга общения. Например, могут идти жаркие споры относительно того победит Ющенко или нет. Другие сильные конкуренты будут убеждать своих сторонников о своих больших шансах, но, тем не менее, для социологов ясно — если выборы будут проходить на следующей неделе победит Ющенко. Знание этого факта позволит конкурентам более правильно распорядиться своими ресурсами, избрать более долгосрочную тактику нападения. Таким образом, даваемые соцопросами результаты скорее исполняют роль индикатора, точки отсчета для своих расчетов. Однако задача социологии не просто говорить о каких то статистических величинах, а путем анализа предоставлять возможности для практического применения полученных данных. Таким образом, первоочередная задача социологии объяснять, структурировать мышление и деятельность в практической политике. Например, говоря о продолжительности жизни, как индикаторе уровня развития страны берется некая усредненная величина: длительность жизни всех граждан делится относительно их количества. Значение величины ясно — государство должно бороться за улучшение условий жизни, для него это индикатор об отставании страны и т.д. Однако рассмотренная в своей внутренней структуре величина предоставляет возможным социальным инженерам и следующие данные. Мы видим, что высока смертность по двум группам, например у мужчин это от 50 до 55 лет связанная с кризисностью перехода от относительно благополучного периода трудовой активности к пенсионному существованию. Однако те, кто успешно переживают данный период, в дальнейшем живут намного дольше обычного. Таким образом, проблема приобретает свою собственную глубину и наполненость. Кстати по данным Министерства Статистики России средняя продолжительности жизни мужчины здесь не превышает 54 лет. Таким образом, правительство может спокойно рассчитать некое поднятие минимальной пенсии в расчете на то, что большинство россиян, в конце концов, будут получать ее недолго и доля каждого из них в пенсионном фонде увеличивается. С этим также может быть связано поднятие среднего пенсионного возраста и правительством Украины. Например, вывод «в политике больше ориентируются те, кто проживает в небольших городках» не означает, что этот принцип распространим на всю территорию Украины. Он означает, что 1) большинство населения Западной Украины, там где высока его плотность интересуются политикой 2) жители слабо урбанизированных районов с высокой степенью аграрной культуры более традиционны и как правило больше интересуются политикой. Составляя большие территориальные однородные массивы они определяют культуру небольших городков, в координатах Украины это райцентры. Однако на Донбасс и другие высоко урбанизированные территории эта величина слабо распространима, что требует соответственно совершенно другого подхода в формировании избирательной стратегии. Таким образом, в рамках такой большой страны как Украина не существует территориально-поведенческой однородности для распространения абсолютных цифр на все регионы. Важным является выделение моделей электорального поведения. Статистические величины могут показывать антагонизмы двух групп, —например, между бедными и богатыми, между националистами и коммунистами. Однако в каждом из данных случаев существует общая для обеих сторон референтная модель поведения, на которую они ориентируются. Например, принятая модель поведения и способ жизни среди богатых могут выступать референтными (привлекательными) для бедных. А образ человека-борца, методов борьбы и справедливого общества у коммунистов и националистов возможно схож. Поэтому базовыми исходниками в политической социологии выступают не абсолютные величины, цифры, а конкретные электоральные модели поведения. Аналитики говорят о поведенческих схемах характерных для избирателя. Правильно сгруппированный массив избирателей по спрогнозированным моделям поведения позволяет более эффективно проводить и соцопросы, получать более точные данные. Как правило, для группирования по подобным моделям в стандартном опросе используются несколько индикаторов: по полу, по возрастным группам, по уровню образования, возможно по месту работы. Все это направлено на то, чтобы выявить группы со стабильным голосованием и мотивационной схемой. Однако электоральная география, инструментальный аппарат практической политологии, рассматривает проблему чуть иначе. Она стремится выделять не группы, а модели поведения (и предпочтения), существующие на определенной территории. Выходя из методологических разработок философии истории, аналитики утверждают, что те или иные модели складывающиеся на протяжении длительного времени в зависимости от внешних условий и становятся на определенный период доминантными. Электоральная география, слабо развивающаяся в советскую эпоху, с началом проведения массовых выборов, когда стала происходить реальная борьба за результат, приобрела особую нужность. В Украине ее важность возросла с переходом от мажоритарной системы проведения парламентских выборов к смешенной (мажоритарно-партийной). Для многих политических игроков стало однозначно необходимо проводить районирование всего избирательного поля страны на различные по применению электоральных технологий и лозунгов регионы. Следующее практическое значение в возможности найти наиболее подходящий кандидату-мажоритарнику округ или нужным способом перенарезать округа. Электоральная география обращается к следующим факторам, объясняющим происходящее деление: — характерная для региона политическая культура, сформировавшаяся на протяжении длительного периода совместного проживания в сходных условиях или сложившиеся стабильные историко-культурные различия. — степень традиционности и урбанизированности региона. Как правило, регионы, отличающиеся традиционной культурой, голосуют более однообразно, лучше ходят на выборы, более стабильно голосуют, выбирают правые силы. Употребляемое здесь «традиционная культура» лишь опосредованно связана с этничностью. Она является антиподом урбанизированности, и означает степень связанности личности с социумом, ее внутренней мобильности и т.д. — схожие для региона традиционные экономические условия и производственный процесс. — влияние крупных мегаполисов и культурных центров. Кстати исследования показали, что регионы, где люди имеют хотя бы небольшое отношение к земле (свой участок, дачу, родственников в селе), и это характерно для большинства стран, менее протестны и более спокойно реагируют на внешние события. Возможно в этом секрет стабильности Украины, несмотря на существенные претурбации. Электоральная география выделяет следующие электоральные районы на территории Украины: — Буковына — Транскарпатия — Западная Украина — Волынь — Северо-центральная Украина — Центральная Украина — Восточная Украина (Донбасс) — Крым Следует заметить что согласно нашей концепции, деление между Западной и Северо-центральной Украиной проходит по границе раньше отмечавшей кордон между Польшей и Россией. Голосование по обе стороны границы настолько существенно разнится, что наталкивает на мысль о большом влиянии истории регионов. Характерно, что Гетманская Украина Павла Скоропадского возникшая на территории современной Сумской и Харьковской областей точно отвечает сегодняшнему голосованию. Несмотря на то, что регион выделялся в один хозяйственный экономический комплекс, различие в голосовании в нем проходит по бывшей границе. Общие отличия между Западной и Восточной Украиной состоят в том, что для Западной характерна традиционная культура. Здесь большое количество традиционных церковных общин, более развиты общественные организации, люди голосуют более стабильно, большая явка на выборах. От крайнего полюса на западе идет уменьшение этих показателей на восток. На Востоке Украины избиратели более мобильны, менее серьезно относятся к выборам, очень часто мотивы голосования протестные. Тут больше поддерживают нестандартные партии, особенно некоторые районы Одесской, Донецкой областей, Крымской АР. Электоральная география отслеживает изменения в голосовании. Среди последних тенденций изменения голосования электората: — на последних парламентских выборах было меньше пропавших голосов. Партии-клоны, и нестандартные, как правило, не проходящие 4% набрали намного меньше голосов, чем в прошлый раз. — электорат коммунистов в Восточной Украине проголосовал за партию власти. Таким образом, протестный электорат легко подпадает под административное и всякое другое влияние. На западной Украине следует говорить о тенденции к уменьшению влиятельности административных органов власти. — происходит укрупнение политических сил борющихся по партийным спискам — электорат Северо-центральной Украины, где всегда большинство брали коммунисты проголосовал за «Блок Ющенко» что следует оценивать как победу национал-демократии — в целом электорат по двум большим группам Восточный и Западный становится более однородным в каждой из групп.

blog comments powered by Disqus
baner 1
при использовании материалов ссылка на Выборы.org обязательна.

© 2002—2017 «Выборы.ORG»