Войти с помощью

Россия: образ жизни

Архив
27 января 2008

О Душе российской земли

Лихой человек. Об опасности народоправия

Мережковский передавал услышанные им слова Константина Петровича Победоносцева, обер-прокурора Синода: «Россия — ледяная пустыня, по которой ходит лихой человек».

Отношение власти к России не поменялось ни на йоту. Правительство видит себя единственным в России европейцем, удерживающим «эту страну» от тирании, хаоса и анархии, то есть от народа. Как одно с другим сочетается, никому не ясно, но все «демократические» политики в России от Бурбулиса и до Суркова видят свою задачу одинаково — не допустить в России народоправия.

Вполне резонно, кстати. «Демократы» боятся народ и ненавидят его; и народ платит им взаимностью. Как только русские добьются эмансипации, «демократы», превратившие Россию в гигантский Освенцим, последуют за их предшественниками, нацистскими бонзами, на виселицу. В попытке избежать народоправия, «демократы» раскручивают маховик репрессий, и усугубляют свои преступления; но это делает их ситуацию все более безнадежной, приводя к необходимости новых репрессий.

Недавно весь интернет облетела перепечатка с эстонской газеты - "Путин в Анекдотах". При всей интересности темы - раскрыта она была мало, причем автор в качестве анекдотов давал перепечатки историй с сайта Максима Кононенко - "Владимир Владимирович ру". Сегодня мы восполняем этот пробел и даем большой материал. Здесь анекдоты о Путине, о Брежневе, Ленине, и других советских лидерах. Даны примеры анекдотов, их анализ, и общее место в советской и российской истории, проведен анализ содержания и происхождения. Так что читайте и выбирайте самое интересное для себя.     

Собрались олигархи на встречу с Путиным. Зашли в зал, расселись. Путин входит, все вскакивают и кричат: ′Здра-а-аствуйте, Владимир Влади-и-имирович!′ Путин проходит к своему креслу и говорит: ′Здравствуйте, садитесь′. Все садятся.

Путин открывает журнал:

- Абрамович!

- Я!

- Бендукидзе!

- Я!

- Вексельберг!

- Я!

...

Проверив всех по списку, Путин закрывает журнал ′Форбс′.

Для Путина ключевое достоинство кандидата – верность. У общества к будущему президенту тоже имеется требование, звучащее по-гиппократовски прямолинейно – «Не навреди!». Важнее всего, чтобы новый руководитель ничего не натворил: не развязал войны, не заморозил цены на продукты, не начал массовых репрессий не только в отношении несогласных, но уже и согласных. В принципе, этим список исчерпывается.

Путину нужен преемник, который бы его не предал, не посадил и не унизил. Нам, гражданам, в принципе нужно то же: чтобы не посадил, не унизил, не отправил воевать. 

Между тем кандидат, отвечающий этим требованиям, есть и неоднократно упоминался, правда, скорее, в сатирически-обличительном плане. Это – лабрадор Кони, собака президента. Публицист Юлия Латынина объясняла, что проголосовала бы за пса, поскольку он, как и любой другой преемник, лучше Путина. Предложило Кони движение «Мы», ернически уверяя, что россияне проголосуют за кого угодно, лишь бы по путинскому указанию. Образ собаки Путина, как некогда коня Калигулы, регулярно, кстати и некстати, используется для иллюстрации кадровой политики президента.

Если же рассмотреть кандидатуру Кони без предубеждения, то выясняется, что она безупречна. За такого кандидата проголосуешь не из соображений, что хуже некуда, а просто потому, что он – лучше.
Да, это будет первая в мире собака-президент. Ну и что?

Россия 1990-х и сейчас. Чем они отличаются? Один из укоренившихся мифов - в 90-х она была слабой. Но так ли это на самом деле? Ведь в наследие от развалившегося СССР, новое государство получило несметное количество разнообразных проблем. А теперь давайте вспомним, что они ведь решались. Не всегда их решение было идеальным, но и тогдашний президент России Ельцин не имел полномочий Сталина. И всю эту жуткую кашу постепенно расхлебали. Путин в наследие получил государство с определенной стабильностью, с руководящими кадрами, которые, в отличии от 90-х, уже имели представление как и куда рулить государством. В таких условиях сам Бог велел быть сильным.

Леон Арон Leon Aron, директор российских исследований Института Американского Предпринимательства American Enterprise Institute. Автор нескольких книг.

Вопрос: В России сформировался миф о 1990-х годах, когда Россия была слаба. Все изменилось после прихода Владимира Путина к власти. На Ваш взгляд, это представление о 1990-х соответствует действительности?

Арон: Это утверждение не выдерживает критики. Если посмотреть на Россию в начале 1990-х годов и понять какую жуткую кашу она расхлебывала, то возникает совершенно иное впечатление. Система, которую Сталин создал кнутом и которая по инерции катилась и что-то производила, к середине 1980-х начала разваливаться. Тут не нужно говорить только о дефиците и инфляции. Ведь были и "табачные" бунты, и очереди в Москве за хлебом, которых не было со времен Второй Мировой войны. И штампы в паспорте, необходимые, чтобы купить мыло... Хотя я не уверен, что память об этом еще жива, потому что известно, что к хорошему очень быстро привыкаешь.

Архив
19 октября 2007

Путинский новояз

Язык «падокафф» - выражение несогласия с правильностью обычной речи, и следствие истончения позитивного смысла в слишком использованных позитивных словах. Высокие слова превратились в обыденные, а использующие их в – недоверчивых надоед.

Немало этому способствовало и ТБ – ускорившие процессы языкового обмена, и быстро утилизирующие новые слова. Обычный сленг перешел на экраны и стал таким же официозным, как и язык неинтересных новостей. Создание новояза – это ответ запротоколированного, зажатого общества на официоз, перетравливающий все и вся. Ручки и ножки торчащие из муфточки стали изгибаться под удивительными углами. Для большинства использующих нет разницы в том, что «превед» и «медвед» - генетически разные слова, происходящие, как утверждает Википедия - http://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%9C%D0%B5%D0%B4%D0%B2%D0%B5%D0%B4 - из разных сообществ. Они сплавились в одно новообразование – «Превед, Ведмед!» и иначе уже не воспринимаются. В связи с этим интересно проводить параллели с языком мата, сформировавшемся как демонстрационный игровой язык «подонков».

В материале ниже мы хотим показать новообразования иного толка, которые лишь выходят в свет – и могут оказаться и популярными, и не востребованными. Это своеобразное доведение до крайних форм – языка кабинетов, чиновников и власти.

Традиционные теории кризиса семьи

 

Как это ни парадоксально, полноценной теории семьи до сих пор нет. Если, конечно, не считать таковой первичные описания различных типов семейных отношений. Существуют, правда, теории — экономические, этические, психологические, культурологические, аксиологические — трансформации семьи, которые должны, по мысли их авторов и сторонников, объяснить причины изменения форм семейных отношений. К сожалению, уровень этих теорий вряд ли можно признать удовлетворительным. Если рассмотреть “сухой остаток” большинства из них, то выходит, что кризис семьи происходит из-за того, что переживают кризис семейная мораль, психология семейной жизни, культура семейных отношений или семейные ценности. С логической точки зрения это то же самое, что на вопрос: “почему дерево горит?” — ответить: “потому что оно горючий материал”.

Абсолютно доминирует экономическая теория кризиса семьи. Согласно ее основным положениям, он есть следствие изменения экономических отношений в обществе. Экономика диктует людям логику поведения, эта логика требует высокой мобильности, а это, в свою очередь, не способствует крепости семейных отношений с их традиционным консерватизмом. Кроме того, вовлеченность женщины в процесс производства также исподволь подрывает институт семьи. Надо сказать, что эта парамарксистская теория с ее пониманием семьи как ячейки общества и человека как суммы производственных отношений до сих пор сохраняет колоссальное влияние на общественное умонастроение. Я не собираюсь здесь анализировать и оспаривать отдельные положения этой на первый взгляд вполне логичной теории. Для меня решающим является то обстоятельство, что она не только не может быть подтверждена фактическим материалом, но и прямо противоречит ему. Обратимся к цифрам и фактам. Если следовать логике рассматриваемой теории, то по мере роста материального благосостояния число разводов должно падать.

Петя Листерман знаменит в узких кругах. То, чем он занимается, можно с непростительной натяжкой назвать модельным бизнесом. Жены олигархов видят его в ночных кошмарах. Себя он самокритично называет чудовищем. 

Если вы не знакомы с Листерманом, это означает только одно: больше $5 000 000 вы в своей жизни и в руках не держали. 

В быту Петя – вполне симпатичный человек. Мало у кого есть такой запас обаяния! У Листермана глубокие еврейские чувственные глаза; вот кому играть в кино роль Березовского! «Как ты думаешь, я смог бы вести ночное ток-шоу на ТВ?» – спросил он меня. И он еще спрашивает. Но шоу именно ночное, оно должно идти в часы, «когда все доброе ложится и все недоброе встает». Это – его время, его стихия. Ночь, золото, порок, иллюзии… Жизнь проходит. Незаметно, но ведь красиво же. 

То, про что мне рассказал Петя, я оставляю целиком на его совести. Что тут правда, что неправда – мы ж не в прокуратуре, в конце концов. Главное – развлечь читателя! 

baner 1
при использовании материалов ссылка на Выборы.org обязательна.

© 2002—2021 «Выборы.ORG»